Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

dubi

Альтернативка

Стою на светофоре на подъезде к работе, читаю телефончик, потому что нельзя, запрещено правилами дорожного движения. Нунциета выдала мне нелюбимый золотой цвет для ассоциаций. Думаю о золотом цвете.

Вдруг увидела посреди каменных джунглей мужчину, сосредоточенно подметающего двор огромной связкой из листьев фикуса. И сразу же девушку, едущую на электросамокате в развевающейся шелковой синей мини-юбочке, и это не вольный Тель-Авив, а скучная деловая промзона Герцлии. Немедленно сразу же обнаружила, что на соседнем с работой здании висит лого детского канала израильского телевидения ("аруц еладим") - у нас скучная промзона, ага. А напротив в витрине зоомагазине висит огромная фотография белого кота, которая выцвела в ноль, так что остались одни глаза на белом фоне. Получился совершенно графичный контур кота с круглыми глазами. Глаза Чеширского кота, когда он не улыбается.
И немедленно сразу: на вышке цементной фабрики рядом с моей парковкой есть натуральный капитанский мостик и на нем висит красный спасательный круг. Кого они там собираются спасать, на цементной фабрике?

Фото будет вчерашнее: она на меня смотрит!

earthlings_jam

Сказка наоборот - сказка о Кубике (для сообщества)

В самые новейшие времена, практически завтра вечером, на одном сталелитейном заводе из остатков стального сырья отлили Кубик. Полежал кубик в поддоне для готовой продукции, а затем мышка бежала, хвостиком лопатовидным махнула...ой, это из другой сказки, ну и скинула Кубик на пол, а с пола в подпол. А под полом сталелитейного завода работал специальный конвейер, на котором рабочие запрещенную водку по цеху передавали и остатки литейного вторсырья домой отправляли, чтобы потом на металлолом сдавать. Вот упал Кубик на вагонетку такого конвейера и понесла она его в подпольные края.

Катится наш Кубик в вагонетке, катится, песенку хотел спеть, да вспомнил, что слуха у него нет, и петь его совсем не научили. Тогда Кубик стал весело скрежетать, гудеть и стучать всеми шестью гранями, а также ста четырьмя акульими зубами, которые прорезались у Кубика от недюжинного голода.

Катится Кубик, катится, а навстречу ему ЗАЭЦ - Забугорный Автоматический Электронный Цеплятор. Наш проголодавшийся Кубик, не говоря ни слова, и даже не скрежетнув ни звука, проглотил оный Цеплятор, не поперхнувшись. И, как ни в чем не бывало, покатился дальше по линии подпольного конвейера.

Катится наш Кубик, катится, скрежещет в такт покачивания вагонетки, смотрит, а на пути стоит МЕДВЕД - Механический Единый Дуроподшипниковый Велосипедный Дырокол. Не спрашивайте, зачем он нужен, я сама не знаю, ну и свежеотштампованный Кубик, понятное дело, тоже не знал. Да его это и не интересовало. Он просто разинул свою пасть со ста четырьмя зубами на сто восемьдесят градусов, как классический пакмэн, только квадратный. Представили, да? Весь МЕДВЕД ровно в эту пасть и вошёл. Вошел, да весь вышел. Точнее, не вышел. Кубик хотел сыто облизнуться, но язык у него ещё не прорезался.

Катится Кубик на вагонетке, катится, от сытости и собственного скрипа задремывать стал. И вдруг - стоп! Вагонетка встала! Что случилось?
Что-то огромное вдруг подняло наш Кубик прямо в воздух, на высоту четыре километра над землей.
Кубик огляделся, пытаясь распознать недюжинную силу. И тут громовым голосом заговорила ЛИСА - Лыжевострый Инопланетный Спутниковый Аккумулятор. Хорошо поставленным рекламным текстом она призывала Кубик войти в состав запчастей Спутникового Аккумулятора, суля отличную смазку, кайфовое напряжение и прочие ништяки. Кубик изловчился, повернулся на одно ребро (какое - неважно), да и укусил ЛИСУ за палец всеми ста четырьмя зубами. "Бракованный!!!!" - завизжала ЛИСА на все спутниковое пространство. А Кубика уже и след простыл.

Как он выжил при падении с четырехкилометровой высоты, и как попал прямехонько на ту же вагонетку подпольного конвейера, о том сказка молчит. Знаем только то, что удачливый Кубик достойно преодолел все препятствия, где был встречен заботливыми человеческими руками и радостно сдан в металлолом. В металлоломе он также успел съесть парочку металлических граждан, имена которых остались нам неизвестными.

Тут и сказочке конец. А то придет серенький Кубик и всех съест. Говорят, он умудрился сбежать и из металлолома. И от трения при перекатывании постепенно превратился в Шар...
tree_up

Ручей Кзив, сегодня

Пока все жарят мясо на День Независимости, я утащила всю свою семью на средней сложности трек к ручью Кзив, что в Верхней Галилее.

Добрались мы туда только после полудня - ленивые сонные сони, да и живем неблизко.
Друзы, втридорога торгующие мороженым из фургончика перед началом маршрута, спросили, закончили ли мы уже маршрут или только начинаем. Когда узнали, что только мы только вышли, посмотрели на нас - бодрых, веселых, с явным сочуствием.
Интересно, почему? - подумали мы.

На спуске к ручью каждый(!) из встреченных спрашивал с надеждой в голосе, а сколько еще осталось доверху? Мы честно отвечали - полчаса, потом сорок минут, затем час, затем полтора. В результате, заявленные полтора километра спуска к ручью потолстели, выросли и оказались всеми тремя километрами практически отвесного спуска. А потом весь этот путь следовало протрусить обратно.
Посему мы решили ограничиться ровно половиной маршрута, впрочем, эта всего лишь половина растянулась у нас на четыре часа почти непрерывной ходьбы.

Хотя, на самом деле, мне грех жаловаться. Речь идет об одном из красивейших израильских треков, который почти весь идет по затененной местности, по прекрасному лиственному ложбинному лесу. А ручей внизу оказался таким чудесным, что я забыла об усталости: с абсолютно прозрачной, ледяной водой, в которую входишь сначала по щиколотку, визжишь от холода, а потом вода доходит почти до пояса. И в этой кристальной воде резвится мелкая форель - настоящая, дикая, целыми стаями! Невиданное чудо в нашем безводном Израиле.
Часть маршрута проходит прямо по воде - идти скользко, неудобно, но потрясающе приятно. И вода совсем не холодная - кто сказал, что она холодная?

Мы прошли немного вниз по течению, дети попеременно попадали в воду, вымокнув с ног до головы, а потом засобирались наверх.
Collapse )