Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

tree_up

Тайна исчезновения кошачьего корма

Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат.
Муца - цыганская хозяйка притона и главная атаманша, Белка - самый смелый ворюга, умеет стоять на задних лапках и в прошлой жизни был белкой. Маска-Каска - мушкетер и меланхоличный интеллигент, а Джессин брат - здоровый пятнистый пахан с рваным ухом.
По утрам меня встречает этакая кошачья акапелла на разные голоса. Мяу-МЯУ-мяу-МЯУ-мя-мя-уууу! Муца тонко пищит, Белка скрипит по-беличьи, Маска аккуратно подмяукивает, Джессин брат орет густым басом.
Этакое грузинское многоголосье, записывать диски можно.
"Корми нас! Спаси нас от голодной смерти! О спаси нас, несчастных бездомных котов! О прекрасная повелительница! Подай нам Бога ради этого божественного корма! О мяу! МЯУ! МЯУ!".
Коты орут, пока им не насыпешь корм. Орать могут довольно долго, кажется, они получают от этого удовольствие.
Орать они начали после корма Фрискис, это их любимый корм, они набрасывались на него, как будто их месяц не кормили, сжирали в одно мгновение, а через час начинали снова орать и требовать продолжения банкета.
Сейчас Фрискис в экономных мешках в Израиле куда-то исчез, и я притащила такой же огромный мешок Лакат. Лакат эти заразы любят меньше, чему я была даже рада, надеясь, что кошачьи песни под окном наконец-то прекратятся.
И дейсчтвительно, грузинские песни стали беднее и короче, и даже маленькую горстку корма эти пираты не съедают сразу, а растягивают на целый день. Мне мусор в огороде определенно не нравится, буду насыпать им еще меньше.
Муца Лакат вообще не любит и каждый раз смотрит на меня с упреком в умоляющих огромных глазах - у тебя же была та вкусняшка, хозяйка, почему ты опять насыпаешь это гамно?
Потом, вздыхая, сдается и покорно съедает несколько бурбочек. Я не волнуюсь - котов все равно подкармливают соседи, коты совсем не худые и явно свое получают.
Лакат хорошо лопает только Джессин брат. Ему, кажется, вообще все равно, что употреблять внутрь, это тертый жизнью помойный кот.
Каждое утро я ухожу, оставив на веранде горстку корма. Каждый вечер я возвращаюсь с работы к чистой веранде без всяких признаков кошачьего безобразия.
Спрашивается, кто съедает весь корм?!
Мы все грешили на соседскую собаку. Но Лакат, кажется, даже она не любит. Интересно, что туда такого невкусного положили, что даже уличные котопоты и старая уличная собака не жруть? Не буду покупать его больше.
"Ежик?" - предположил муж. - "Соседские дети???"
Нет, не ежик, и, конечно, не дети.
Сегодня я, наконец, опознала воришку. Или, точнее, воришек.
Майны. Эти вездесущие индийские скворцы, наглые, всеядные пришлые птицы-захватчики. Певчие птички с желтым клювом. Кстати, в Непале они тоже есть. Впрочем, Непал - как раз их естественная зона обитания.
Вот прямо сейчас майна сидит на гамаке и целится клювом на горстку корма.
Спасибо им, кстати, за очистку территории.
А котопоты - страшно наглые и талантливые актеры. Не верь кошачьим песням на сон грядущий, или на день грядущий, что придет.


Все котопоты в сборе, встречают.
Слева направо: Маска, Джессин брат, Белка, Муца.


И солнечная кошка Джесси
owl

Первый дождь

Сегодня я проснулась от детских воплей: "Дождь! Дождь". И этом мои дети-совы, которые ложатся ближе к заре и которых обычно к школьным зумам не добудишься.
По крыше старательно барабанило - как же я соскучилась по этому звуку. Барабанный стук все учащался, пока не перешел в беспорядочный громкий белый шум - наверное, так звучит космос на полной космической громкости. Детские вопли тоже перешли на другой уровень децибел: "Град!!!"

С улицы - истошный кошачий мяв, открываем дверь - вбегает ошалевшая от дождя мокрая Джесси, с которой немедленно хочется обниматься, Джеська вырывается и несется к кормушке, а через пять минут снова к двери на улицу. Выглядывает в дождливый шум, и, не веря своим ушкам и усикам, пятится обратно. Затем набирается смелости, выходит на крытую веранду и замирает, уставившись в дождь.

Вчера с Максом вышли на вечернюю диетическую ходьбу под еще редкие нерешительные капли. "Сейчас как польет", - опасливо сказал Макс. "Да не", - говорю, - "смотри, какая тучка светлая, тонкая". "А ты знаешь, сколько она весит? Наверное, пятьдесят тысяч тонн!". "Ну, немного экстрима", - говорю. "Ничего себе экстрим, пятьдесят тысяч тонн свалятся на голову!"

"В пятницу не будет урока", - сообщает тренер по роликам с грустным смайликом - "По прогнозу обещают дождь". Это ее первая зима в Израиле, она еще не научилась любить дождь. "Не обязательно", - пишу ей я, "Дожди здесь совершенно не слушаются синоптиков. Дождь есть только тогда, когда он идет. А идет он, когда хочет. Как котики.".

Вечером город мокрый, светит расплывчатым мокрым светом, и фары отражаются в мостовой, освещая небо. Я люблю дождь за импрессионизм, за эти широкие яркие ночные мазки, за приглушенную дневную палитру.


slon

Псих

В нашем местном кошачьем клане появился непрошеный гость. Его зовут Псих. Это почти взрослый котенок с явными отклонениями кошачьей психики. Этот маленький пришелец целыми днями орет. Его видно в темноте по голосу, это нескончаемый звонкий мяв, днем и ночью. При этом котенок упитанный, чистенький и без явных травм, то бишь проблема у него скорее психическая. И поэтому его зовут Псих.

Внутренняя часть дома - территория Джессики Джонс, капризной и обожаемой всеми маленькой мягкой табби, которая считает меня своей котоматерью. Впрочем, Джессика большую часть времени проводит в неких параллельных мирах, и только иногда забегает домой поздороваться и выклянчить самое вкусное, что есть в холодильнике. После чего снова исчезает в неведомые края.
А кошачий клан дружно ходит от соседа к соседу. Кошек здесь кормят почти все кибуцники, и посему клан дружной гурьбой перемещается от дома к дому. Этакие общественные коты, свои собственные.

У нас почти постоянно дежурит кошка Муца, и каждое утро громко и требовательно мяучит у меня на подоконнике. Мяучит она, кстати говоря, за всю компанию, этакий официальный представитель кошачьего клана. Потому что, если я выглядываю из дома, Муца, как правило, оказывается не одна. Например, часто под подоконником ее поджидает кот Бэлка, прозванный так за то, что когда он был маленький, то воровал еду стремительными беличьими движениями, прижавшись пузом к земле и совершенно неуловимо. Тогда у нас не было ни Джесси, ни кошачьего клана, а были дворовые коты Пуци и Муци. Только отвернешься, а наглый бело-рыжий котенок уже лежит в самом центре пуцимуциного корма и быстро-быстро хрумкает. Сначала он был Белкой, а потом стал Бэлкой, с детским ивритским произношением.

Кроме Муци и Бэлки, к нам часто забегает Джессин брат, который ей, конечно, никакой не брат, и даже не родственник. Здоровенный серый табби, этакий мускулистый кошачий бугай, в два раза крупнее остальных кошек. Котики его заслуженно боятся.
Джессин брат здесь жил всегда, я даже не знаю, сколько ему лет. Мне кажется, он здесь был и будет вечно.

И последний котик, появивший недавно неизвестно откуда - кот Маска. Или Каска, смотря как под язык подвернется. Потому что на глазах у него черная карнавальная маска, а на голове - каска. И черная мушкетерская бородка, и черный хвост. Черно-белый очень пушистый кот, интеллигентный, молчаливый - я ни разу не слышала его голоса. Всегда спокойно поджидает в сторонке, зная, что ему тоже достанется.

И полная противоположность Маске - этот котенок Псих. Орет круглые сутки, и уже пометил весь двор, поскольку буйный некастрированный кот.
Мы настолько устали от Психа, что сегодня муж с дочкой погрузили его в машину и отвезли на другой конец кибуца - там тоже кормят кошек почти в каждом дворе.
Только мы вздохнули спокойно, как он вернулся. Прошло меньше часа, потрясающая скорость для такого маленького зверя, просто какой-то кото-gps.
Псих трется об ноги и урчит, а я не хочу, чтобы он считал меня своей котоматерью.
И что мне делать?
me2

Дыбрдыбр

У меня оторвался хвост. Это был мой самый любимый хвост, и я сначала решила, что он сбежал и потерялся, но он ждал меня на водительском сиденье машины, где раньше сидела моя попа. Что я за ящерица, хвосты на сиденье оставлять?
Хвост у меня, на самом деле, не от ящерицы, а от енота. Я купила его как "искусственный хвост енота", но искуственный, как оказалось, относится к слову "хвост", а не к слову "енот". Енота, конечно, очень жалко, но хвост из его нехвостового меха получился отменный. От настоящего хвостового хвоста не отличить. Ко мне на работе подходят все коллеги по очереди погладить этот пушистый полосатый хвост. Говорят, хорошо снимает стресс. А некоторые считают, что я в сумке постоянно ношу кота. Кот сидит в темнице, а коса, то бишь хвост на улице. Рапунцель какая-то. Котопунцель. Или это очень смирный кот. Или это чеширский хвост вообще.
И поэтому потерять хвост - это потерять целого чеширского кота. Или, если быть точной, чеширского енота. Было бы очень обидно. Хорошо, что он ждал меня на сиденье, как порядочный ручной хвост.


***

В 2020 году две штуки меня полетят на Марс. То ли Марина и Жаклинка, то ли оба моих Близнеца, то ли мы с отражением. Есть еще варианты - клоны, параллельная реальность, временные сдвиги по фазе и прочие способы раздобыть себе дубля. А дубль мне понадобится, потому что билета у меня два, и оба именные, на имя Марины Иткин. Один из билетов подарила мне zanudka - мое имя действительно будет выгравировано на корабле Nasa к Марсу в 2020 году. А второй подарил мне Макс - "я тоже купил тебе билет и забыл об этом". Поэтому мне за год нужно будет раздобыть себе какого-нибудь дубля. Ну или хотя бы тезку однофамильца. То-то будет марсианам загадка, а почему меня две штуки. Сбой Матрицы, дежавю, на Марсе тоже бывает.
dubi

Альтернативка

Стою на светофоре на подъезде к работе, читаю телефончик, потому что нельзя, запрещено правилами дорожного движения. Нунциета выдала мне нелюбимый золотой цвет для ассоциаций. Думаю о золотом цвете.

Вдруг увидела посреди каменных джунглей мужчину, сосредоточенно подметающего двор огромной связкой из листьев фикуса. И сразу же девушку, едущую на электросамокате в развевающейся шелковой синей мини-юбочке, и это не вольный Тель-Авив, а скучная деловая промзона Герцлии. Немедленно сразу же обнаружила, что на соседнем с работой здании висит лого детского канала израильского телевидения ("аруц еладим") - у нас скучная промзона, ага. А напротив в витрине зоомагазине висит огромная фотография белого кота, которая выцвела в ноль, так что остались одни глаза на белом фоне. Получился совершенно графичный контур кота с круглыми глазами. Глаза Чеширского кота, когда он не улыбается.
И немедленно сразу: на вышке цементной фабрики рядом с моей парковкой есть натуральный капитанский мостик и на нем висит красный спасательный круг. Кого они там собираются спасать, на цементной фабрике?

Фото будет вчерашнее: она на меня смотрит!

holmes

Клайпеда, Смильтине

Клайпеда была морской, ветреной, холодной, жаркой, янтарной, фахверковой, населенной чайками и лодками.
Странный город, где замок погребен под землю, где в старом городе совсем нет церквей, а колокола немы - они стоят на земле с подвязанными языками. При этом город не выглядит беззащитным - его охраняют кот, собака и мышь, сверху вместо ангела сидит трубочист, а пуговица трубочиста прибита к стене на уровне человеческого роста.

В первое наше утро мы отправились в морской музей и дельфинарий. Все это находится на Куршской косе - полуострове, присоединенном к суше со стороны России, Калининграда. А для Литвы Куршская коса фактически остров, и переправиться туда возможно только на пароме. Из Клайпеды туда ходят два парома, один для машин, а другой для людей и велосипедов. Старый паром находится возле устья реки Дане; на реке вдоль каждого берега пришвартованы лодки, а чайки и альбатросы провожают каждое отплытие. Альбатросы здесь мелкие, размером с утку, не в пример альбатросам в Хельсинки, те были размером с гуся, с острыми пугающими клювами, напоминающими клювы грифов. Возле пристани парома коптят рыбу и продают тут же; вечером здесь стоял густейший, окутавший весь город, запах копчения. С утра же воздух был чист, и даже не пахло морем; вообще у Балтийского моря здесь, кажется, и нет морского запаха. Пахло вареной кукурузой из лотка, в другом лотке продавали редкое мороженое шариками, но мы решили отложить все это до возвращения.
На другом берегу стояли конные экипажи, предлагающие подвезти до музея; мы отказались - до музея по берегу всего два километра, к тому же по дороге есть много интересного. Мы прошли мимо павильона бабочек - "я никогда не гладила бабочку", - сказала Элинор. Затем слева была "деревушка рыбака" с крытыми тростником хижинами. Я ни разу до сих пор не видела тростниковые крыши, видела дерновые, сланцевые, а тростниковые - нет. Затем были выставлены несколько списанных кораблей. Один из них назывался "Kolyma", и я подумала, что только человеку с очень странным чувством юмора могло придти в голову назвать лодку в Балтийском море Колымой. Рядом была выставлена советская морская разрывная мина. Такая черная бомбочка из "морского боя" в натуральную величину. Разумеется, мы все полезли на нее фотографироваться.
Добрались до морского музея; он оказался совсем маленьким, на порядок меньше нашего эйлатского. Но зато там плавали огромные осетры, настолько большие, что мы их сначала приняли за акул. И еще я видела обнимающихся морских звезд - они сплелись лучами в одно целое. Когда же я позвала туда Вику с Томасом, звезды уже расплелись и разбежались. Вообще морские звезды, как оказалось, двигаются довольно быстро.
Затем мы смотрели представление морских котиков. Интересно, что на иврите они - морские собаки, а на английском - морские львы. Хорошо, что сами тюлени об этом не знают, иначе у них была бы проблема самоопределения. Дети от котиков были в полном восторге. В Израиле совершенно нет цирка с животными, включая тюленей и дельфинов, так что моим красавцам все это было впервые.
После котиков мы досмотрели музей; там тоже оказались тюлени: толстобрюхий самец изображал отца семейства после пива перед телевизором, валяясь неподвижно и только время от времени переворачиваясь с боку на бок и помахивая ластами; молодые тюленята же весело плескались в отдельном бассейне, крутили сальто, кусались, фыркали и трубно разговаривали, так что мы поначалу перепутали их с громкоговорителем. Затем дети побежали смотреть представление дельфинов, и также были в необыкновенном восторге; мы с Максом целых полчаса отдыхали от беспокойных детей, и это было лучше любых дельфинов.

На обратном пути дети получили обещанные кукурузу и мороженое шариками, а взрослые - обещанную самим себе копченую рыбу. И вечером налопались ею до отвала, прокоптившись полностью снаружи и изнутри. Никогда бы не подумала, что копченой рыбой можно объесться так, что не сможешь больше проглотить ни кусочка. Интересно, как будет на латыни "человек копченый"?

(Я всё-таки ничего не успела написать, но пытаюсь догнать. Фотки будут скоро!)
holmes

Вильнюс - по реке

Позавчера мы въехали в Вильнюс по реке. Самостоятельно, на байдарках, гребя веслами. Это у нас такой странный вид городского туризма - канатный парк, байдарки. В принципе, река тоже символизирует, например, течение времени, и в этом втекании в город тоже был особый смысл. У этого пути оказался еще один конкретный особый смысл, но об этом позже.

Нас отвезли за город, выдали нам спасательные жилеты, байдарки и весла, и бросили на произвол судьбы. Это какой-то очень литовский подход к безопасности - верёвочный парк без касок, байдарки без инструктора. На честном слове и на одном крыле. Здесь нас даже не спрашивали, все ли умеют плавать, но плавать у нас, к счастью, умеют все.

На самом деле, все было абсолютно безопасно - мы сплавлялись по широкой, спокойной, без порогов, реке Нерис. Можно было даже не работать веслами - река все равно принесет к финишному причалу, только нужно следить, чтобы лодка шла ровно. Мы разделились на две лодки: я была Викой, а Макс с младшими детьми. С утра было прохладно, но воздух быстро нагрелся, и так приятно было плыть, свесив ноги в воду. К реке с обоих сторон подступал лес; иногда он расступался, обнажая зеленые полянки. На камнях спали утки; другие утки зависли вниз головой, и над водой торчали только лапки и утиные попы.
На крошечных бережках загорали дачники; утки плавали тут же, безо всякой опаски, и мы с Викой обсудили отличия литовской пляжной моды от израильской.
Ближе к Вильнюсу начались дизайнерские изыски: под мостом повис зеркальный дирижабль, другой мост был проткнут огромным блестящим веретеном.

"Здесь написано 'Ном'!" - Макс бросился фотографировать. Действительно, на стене бетонного куба как раз под холмом Гедиминаса было нарисовано граффити огромными буквами : NOM.
"Элинор, там тебя зовут", - засмеялась я. Ном, а точнее, Нём - детское прозвище Элинорки, так она в младенчестве произносила свое имя.
И тут я увидела движущийся фуникулер - смешной треугольный вагончик, прижавшийся к почти вертикальному склону. И маленьких гуляющих людей на холме. И поняла, что холм Гедиминаса, на самом деле, работает, несмотря на то, что во всяких интернетах написано, что он закрыт для посетителей. Может быть, он открылся только сегодня, может быть, он открылся только для нас. И нас туда позвали, а точнее, позвали Элинор. Огромными буквами на стене.

На холм, мы, разумеется, попали. Правда, фуникулер почему-то уже не работал, но после вчерашнего парка взобраться на какой-то холм было уже сущей ерундой. Побродили наверху, пофотографировали вид на Вильнюс. Затем Вика спустилась вниз - у нас кончилась питьевая вода, а здесь, наверху, взять ее было неоткуда. Томас тоже побежал вниз - кататься по склонам, а Макс ушел искать их обоих. Элинор же понадобилось наверх, на башню, и все тут. Я знала по отзывам, что музейчик довольно никакой, смотреть там нечего, но раз ребенку так нужно...И мы поднялись с Элиноркой на башню и посмотрели на Вильнюс с самого-самого верху. Она - потому, что ее позвали, а я потому, что это поняла.

Потом мы спустились на кафедральную площадь. Я, наконец, рассмотрела пропущенного вчера волка под стопами Гедиминаса, волк успешно мимикрировал под постамент. И каждый из нас покрутился три раза из загадал желание на плитке "Стебуклас" - "Чудо". Плитка эта находится между кафедральным собором и колокольней, и ее мы тоже не заметили с первого раза. Чудеса видны только тем, кто их ищет и смотрит пристальным взглядом, это так.

Далее мы отправили детей с Викой в апартамент на убере и еще немного догуляли с Максом вдвоем. Я все же сильно устаю в путешествиях с детьми, они требуют огромного количества внимания и логистики, и на достопримечательности этого внимания остается совсем мало. Поэтому стараюсь иногда отдыхать, снимать это напряжение. Мы с Максом нашли, наконец, Фонарщика, он и вправду зажигает город из такого потайного угла, что найдешь не сразу.
Затем направились к доктору Айболиту. Но я всегда хожу поперек карты, поэтому сначала меня понесло на улицу Стиклю (Стекольщиков). На улице Стиклю и вправду обнаружился магазинчик витража, в котором меня больше всего впечатлили даже не сами витражи, а огромные глыбы цветного стекла. Над витражной лавкой было открыто окно и женский многоголосый хор громко пел по-литовски, нестройно, пьяновато и весьма атмосферно. За витражной мастерской стоял очень несчастный деревянный медведь на цепи; вероятно, сбегал не раз. А еще через пару метров оказался...салон Шапокляк. Да, именно так и было написано, с литовской S с хвостиком, которая Ш. И узнаваемые мультяшные силуэты на вывеске, и крыску Лариску на забыли. Прелесть! Салон Шапокляк оказался бутиком с одеждой и украшениями под винтаж. Ничего особенного, если бы не название. Похоже, старуха немного угомонилась и занялась мелким гешефтом.

Далее мы пошли по улице Жиду - еврейской улице. Дошли до памятника Вильнюсскому Гаону - он похож на колокольчик с бородой. Макс сказал, что он тоже сам по себе гаон - гений. И я сказала, что я тоже не меньше. У меня даже справка есть, Маша Тужилина прислала. Скромности нам обоим не занимать, ага. А после Гаона нашли, наконец, и Доктора Айболита.
История такова: жил да был в Вильнюсе еврейский врач по имени Цемах Шабад. Лечил бедных и богатых, причем с бедноты денег не брал. Однажды дети принесли ему несчастную кошку, которая проткнула язык рыболовным крючком. Кошка орала от боли, а дети плакали. Доктор взял пинцет и вытащил крючок (кто держал кошку в этой истории? кошки в таком состоянии невменяемы). Корней Чуковский дружил с доктором Шабадом и, приезжая в Вильнюс, останавливался у него. Корней Иванович был так впечатлен этой историей, что у него сложились строчки: "приходи к нему лечиться и корова, и волчица, всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит".
Причем Цемах Йоселевич Шабад русифицирован как Тимофей Осипович - меня всегда занимает, как один язык передается другим.
После визита к Доктору Айболиту мы поспешили домой - собираться в Клайпеду.
owl

Вильнюс - тренировки ангелов

Чтобы мне нравится в старом Вильнюсе - это неправильность старых домов. Будто лепили их руками, без линейки и карандаша, и дома получились по сути пряничными, с непрямыми углами, со ступеньками неодинаковой длины и ширины с окнами, разбросанными по фасаду, как Бог на душу положит, с неровными, неодинаковыми надстройками - над беленым первым этажом кирпичный второй, а далее высокие чердаки под острыми красными черепичными крышами. Похоже, здесь тоже существовал налог на окна; иначе никак не объяснишь эти спрятанные в высоких крышах мансарды, окна-бойницы и почти глухие тыльные стороны домов.

С утра поехали в канатный парк. Я бы с удовольствием ходила и ходила по этому городу, замирая перед каждым домом и каждой церковью, наслаждаясь этим непрямыми линиями, яркими красками пряничного, волшебного города, но именно это путешествие - подарок Томасу на бар-мицву, и поэтому я обязана перемежать культурное с физическим, чтобы ребеночку тоже было весело.
Поэтому выбрали канатный парк Uno - самый большой и самый лучший, судя по отзывам.
Добирались туда на убере - парк расположен в лесу на окраине Вильнюса. Действительно, оказался целый канатный город с растянутыми между вековыми соснами и березами маршрутами для детей больших и для маленьких. Элинор осталась с Максом проходить маршруты для мелкоты и страшно возмущалась, что ее не пускают на маршруты для больших. А мы: я, Вика и Томас бодро полезли наверх.
Вообще говоря, я в таком канатном парке была впервые. Я не совсем знала, на что иду. Я даже ни разу не каталась на омеге. А тут - уровни для взрослых, тренированных канатоходцев и скалолазов.
Сначала шел зеленый маршрут - на высоте 6 метров. Томас его пробежал практически бегом, Вика прошла спокойно, мне было чуток трудновато, но я, довольная собой, решила, что раз так, я пойду дальше. Следующим был синий маршрут - 8 метров высоты и препятствия посложнее. Синий маршрут оказался уже на пределе моих возможностей, но я, сжавши зубы, его преодолела, ежеминутно вспоминая уроки воздушной акробатики. О, как они мне пригодились! Первое правило - если тебя что-то держит в воздухе, рука, веревочка или нога, ты не упадешь, пока тебя это держит. Второе правило - отдыхай между движениями. Да, стоя на тонкой качающейся досточке на высоте, достаточной, чтоб переломать кости - отдыхай. Найди равновесие, при котором мышцы минимально напряжены и отдыхай. Третье правило - уменьшай амплитуду. Чтобы то, на что ты опираешься, раскачивалось как можно меньше. Кроме тех случаев, когда нужно именно раскачивать, чтоб продвигаться дальше.
Томас мгновенно улетел куда-то вперед, похоже, он и следующий, красный маршрут пролетел, не заметив. Но он у нас известный древесный эльф, тонкий и легкий, как пушинка. Похоже, он просто перелетал с платформы на платформу, иначе я не представляю, как можно передвигаться с такой скоростью.
И мы с Викой, набравшись драйву на синем маршруте, тоже полезли на красный.
И тут начался квест. Потому что красный маршрут состоял из тонких качающихся досочек и веревочек на высоте 12 метров. Иногда или досточек, или веревочек. Некоторые болтались вдоль, другие поперек, третьи крутились вокруг своей оси. Иногда вместо досочек была скалолазная стенка или одинокий трос для канатоходцев. И самое сложное для меня - каждый шаг нужно было смотреть вниз, примеряясь, куда поставить ногу. Нет, куда и под каким углом поставить едва помещающийся на этой веревочке или вертикальном колышке кусочек ноги. И там, на высоте, не было никакого инструктора и абсолютно никаких подсказок, как проходят вот этот чертов отрезок пути, который пройти вообще невозможно. Причем стратегия прохождения каждый раз немного отличалась, и опыт, полученный на предыдущих участках, не всегда помогал, а иногда даже мешал.
Я не знала, что я это умею. Отключить в себе чувство страха, которое все равно пытается вылезти и заставить колени дрожать. Идти дальше даже когда кажется, что это совершенно невозможно, когда каждый шаг - практически самоубийство. Когда первый шаг с платформы на высоте 12м на качающийся колышек - самоубийство вдвойне. И другого пути нет, нет лестниц, чтобы спуститься вниз, единственный путь вперёд по этому небу - идти по неверным облакам, шаг за шагом, пока они сами не спустят тебя на землю.
Наверное, так тренируют ангелов, у которых не растут крылья. Взбираться в небо по облакам, примеряя шаг, чтобы ненароком не вывалиться на землю - без страховки, без права на ошибку.
Меня держали две веревочки с карабинами. И на омегах - дополнительный карабин. Омеги были отдыхом, даже те, второй конец которых терялся где-то вдалеке. Я теперь знаю: если меня держит хоть одна веревочка, я не упаду.
Красный маршрут мы проходили целый час, 600 метров разнообразных препятствий, а все три маршрута заняли чуть больше двух часов. Под конец у нас с Викой руки просто гудели, а вот Томас не жаловался - похоже, он и вправду использовал не руки, а что-то другое.
Под конец мы выбрали "полет над рекой" - четырехсотметровую омегу над рекой Нерис. Омега оказалась неправильно отрегулированной, и суперлегкий Томас не получил достаточного разгона, не долетел до второго конца, и ему пришлось подтягивать себя руками. Тогда я придумала правильный способ долетания - сжаться в шарик, прижав к груди колени. Такая форма будет более обтекаемой, и не будешь терять скорость. Действительно, я долетела просто отлично, а на обратной омеге меня разогнало так, что я едва на отбила ноги, впечатавшись со всей дури в дерево. Меня остановила амортизационная подушка - хорошо, что она там была.
На этом наши воздушные приключения закончились, и мы поехали на автобусе в город. Нашей целью был Ужупис - Заречье, район Вильнюса, провозгласивший себя независимой республикой.
Автобус высадил нас с непарадной стороны района, и мы прошли его весь насквозь - бывшее средоточие преступности и бедноты, превратившееся в богемный район художников. Поэтому к Ангелу Ужуписа мы подошли со спины, и он нас совсем не заметил. Ангел был красиво освещен желтыми лучами солнца и увлеченно трубил в трубу. А рядом с ангелом стоял стул с крыльями, и все по очереди на минутку попревращались в ангелов.
Конституция Ужуписа на стене оказалась на многих языках, даже на идише, но не было на иврите, и тогда я прочла ее громко по-русски, чтобы дети поняли. Давайте я приведу ее здесь полностью.

Человек имеет право жить рядом с Вильняле, а Вильняле течь рядом с человеком.
Человек имеет право на горячую воду, отопление зимой и черепичную крышу.
Каждый имеет право умереть, но не обязан.
Каждый имеет право ошибаться.
Каждый имеет право быть единственным и неповторимым.
Каждый имеет право любить.
Каждый имеет право быть нелюбимым, но это не обязательно.
Каждый имеет право быть не известным и не знаменитым.
Каждый имеет право лениться и ничего не делать.
Каждый имеет право любить и опекать кошку.
Каждый имеет право заботиться о собаке до конца дней одного из них.
Собака имеет право быть собакой.
Кошка не обязана любить своего хозяина, но в трудную минуту обязана прийти ему на помощь.
Каждый имеет право забывать, есть ли у него обязанности.
Каждый имеет право сомневаться, но это — не обязанность.
Каждый имеет право быть счастливым.
Каждый имеет право быть несчастным.
Каждый имеет право молчать.
Каждый имеет право верить.
Никто не имеет права на насилие.
Каждый имеет право осознавать свою ничтожность или свое величие.
Никто не имеет права покушаться на вечное.
Каждый имеет право понимать.
Каждый имеет право ничего не понимать.
Каждый имеет право на любую национальность.
Каждый имеет право праздновать или не праздновать свой день рождения.
Каждый обязан помнить свое имя.
Каждый может делиться тем, что у него есть.
Никто не может делиться тем, чего не имеет.
Каждый имеет право на братьев, сестер и родителей.
Каждый может быть свободным.
Каждый отвечает за свою свободу.
Каждый имеет право плакать.
Каждый имеет право быть непонятым.
Никто не имеет права перекладывать вину на других.
Каждый имеет право быть личностью.
Каждый имеет право не иметь никаких прав.
Каждый имеет право не бояться.

Заповеди
НЕ ПОБЕЖДАЙ
НЕ ЗАЩИЩАЙСЯ
НЕ СДАВАЙСЯ

Томасу больше всего понравилось про "лениться" и про кошку.

Далее мы пошли к знаменитой ужупской русалке, и нашли вместе с ней целый берег странных скульптур; странно выглядел Иисус-путешественник с рюкзаком и скаткой на фоне церкви на другом берегу Вильняле. Кругом почему-то валялись разломанные пианино и рояли; бродили свои собственные коты и свои собственные туристы, а от моста с замочками начиналась улица Тибет с названием на санскрите.

Далее мы прибрели к церкви Св. Анны - удивительной готической церкви из красного кирпича, той самой, которую Наполеон, который и здесь тоже побывал, хотел положить в карман и забрать с собой. Наполеон наверняка тоже удивлялся этим колоннам из витого кирпича, этому неожиданному филигранному лего. Все-таки это надо был гением - собрать такую тонкую пламенеющую готику из грубых красных кубиков.

А потом еще бродили по городу и добрели до василиска, точнее, до Барбикана, где он предположительно был, и Элинор очень расстроилась, что василиск ушел, и так ее и не дождался.
dubi

Винни-диалог

Выполняю очередное задание из соо. Задача - написать диалог с минимумом авторских слов, одна сплошная прямая речь. Мне выдано расписать, как Винни-Пух застрял в норе у Кролика.

- Ай! Что это, Иа-Иа?! - воскликнул тонкий голосок.
- Я Вешалка, - глухим басом произнесли из стены. - Я просто Вешалка Для Полотенец.
Collapse )
antique

Рассказ в три фразы.

Выполняю задание из text_training. Требуется составить рассказ, состоящий из трех фраз. Ну и Жаклинку, не писавшую бредятинки сто лет в обед, понесло :)

Раз -

- Понимаете, у меня нормальная собачка, пуделек, серенький, с прекрасной родословной, родители у нас - чемпионы городской выставки, - доктор, стоя на пороге и ища глазами пациента, выслушивал Беллочкину скороговорку.
Впрочем, долго искать не пришлось - с оконного карниза прямо на докторскую шляпу спикировало нечто мышиного цвета, визжащее, лающее, размахивающее перепончатыми то ли лапами, то ли крыльями.
- Понимаете, Мусеньку неделю назад укусила на прогулочке гадкая летучая мышка, - доктор, с трудом оторвав от себя серое создание, уже зажимал на шее свежий кровавый укус.


Два -

"Надо же, и приснится такой бред - будто сегодня тридцать восьмое августа", - сказал сам себе Петр Филимонович, глядя на будильник.
Затем Петр Филимонович глянул на толстенький отрывной календарь, хлопнул себя по лбу и стал поспешно собираться на работу.
"Как это я забыл, сегодня же шестьдесят третье января, с утра совещание с генеральным директором!"

Три -

- А если она сдохнет? - Павлик вопросительно глядел то на Юльку, то на извивающуюся на асфальте большую желтую рыбу.
Тем временем рыба перестала извиваться, как-то подозрительно напряглась, ощетинилась, сжалась в полушар, и Павлик с удивлением увидел, как из-под чешуи прорастают настоящие колючки.
- Рыба, только что съевшая ежа, - не сдохнет! - со знанием знатока заявила Юлька.

Четыре -

- Пап, посмотри, как я могу! - Петрушка подскочил до потолка, затем сделал двойное сальто, перекувыркнулся в воздухе и принялся скакать по комнате, как рассерженный кот.
- Кажется, я наконец-то похудел, - Николай Витальевич легко подпрыгнул, придерживая двумя руками свой качающийся живот.
- Ваш семейный сеанс невесомости заканчивается через пятнадцать минут, - откуда-то из-за дивана раздался голос, - продолжение сеанса после оплаты по кредитной карте, вы подтверждаете оплату?

Пять -

Ева, ты чего, с дубу рухнула - с яблони, говоришь?
Я не Адам, ты перепутала, понимаешь, да, похож как две капли воды, но что ж, теперь так сразу яблоками кормить?
И отведал я плода с собственноручно придуманного Древа Познания добра и зла, и устыдился дел рук своих.

Шесть (идея принадлежит boqueron")-

- Не обрашайте внимания, Роза Моисеевна, я сейчас закрою окно, если вам мешают эти звуки.
Нет, что вы, это не строительные рабочие и не мойщики окон.
Это растение, которое посадил наш управдом, оно отлично затеняет и закрывает облупившуюся штукатурку, ползучка живучая называется, только когда оно растет, то ПОЛЗЕТ И МАТЕРИТСЯ!

Семь -

- Все создания, кого бы я ни придумал, немедленно отращивают зубы и рога, и начинают за мной охотится, - пожаловался Креатор А23443 Креатору В78678.
- Сколоти табуретку, - меланхолично отозвался В78678.
С тех пор в анналы живых существ Планеты XX7544 занесена табуретка зубастая, хищник, всеядна, размножается ложноножками и ложнорожками.

Восемь -
Когда дочь ядерного физика А. Поповича в очередной раз исчезала, он пожимал плечами и популярно объяснял, что это обыкновенное явление электронов: то она частица, то она волна.
Когда дочь ядерного физика Поповича исчезала особенно надолго, он пожимал плечами и менял напряжение у трансформатора.
- А электрический ток - вкуснее, - говорила Леночка, отворачиваясь от манной каши.