Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Categories:

Если завтра конец света


"Конечно, расскажу. Я знаю, вам хочется понять, как же все произошло, ведь вы были совсем еще малышами и поэтому почти ничего из этого не запомнили. Скажите мне, вы хотя бы немного помните то, что было до - своих родителей, свой дом? Это так важно, на самом деле, сохранить хотя бы обрывки воспоминаний  - о том, откуда ты пришел. Ведь теперь все совсем иначе.
Я работал младшим клерком на бирже ценных бумаг. Работа была однообразной и скучной, все сухие строчки - названия да цифры, которые нужно было сравнивать и складывать и выбирать самые подходящие. Что такое биржа ценных бумаг? Это место, где люди продавали свои надежды, свою веру в успех разных компаний. Чем больше верили, что фирму совсем скоро ожидает большое богатство, тем дороже продавались бумаги с ее названием. Странное занятие, не правда ли? В той жизни было много всякого такого, что кажется нам сейчас странными и бессмысленными.
Все началось за полгода до Поворотного Дня. Первыми забеспокоились астрологи. Кто такие астрологи? Были такие чудаки, которые считали, что движение планет и звезд влияет на людей и все, что происходит между людьми, особенно на те события, которые от нас не зависят. Похоже на то, как мы пытаемся угадать по расположению звезд на небе,будет летом засуха или, наоборот, все дороги размоет дождями. По подсчетам астрологов выходило, что Землю через полгода ожидает ужасное бедствие: землетрясения, цунами, дождь из лягушек, голод и мрак, а также крушение судеб сразу у всех знаков Зодиака. В общем, Содом и Гоморра по всей поверхности планеты. Что такое Содом и Гоморра? Когда-то давным-давно уже случалось что-то похожее на то, что произошло с нами. Правда, не по всей Земле, а только в двух небольших городах. Генеральная репетиция, наверное. Я снова говорю на тарабарском языке? Я вам потом постараюсь объяснить, не прерывайте меня, хорошо?. Да, кажется, объяснять придется так много, непомерно много..Но нет, такие вещи нельзя упрощать, расскажу все так, как рассказал бы самому себе...
Предсказания астрологов обычно печатали на последних страницах газет, между анекдотами и объявлениями о продаже всякой всячины, и никто, почти никто не обратил на это внимания. А затем появились  сообщения от ученых. Группа из Принстонского университета обнаружила на Солнце участки нестабильности, которые все больше расширялись и увеличивались. По их прогнозам, взрыв Солнца и превращение его в красного гиганта  - огромную звезду, которая своим жаром спалит на Земле все живое,  произойдет не через миллиарды лет, как думали раньше, а всего лишь через полгода. Другая группа, из японского университета Toxoку, утверждала, что в сторону Земли летит гигантский астероид. Они рассчитали траекторию и получилось, что с огромной вероятностью этот астероид врежется в нашу ничем не защищенную Землю. Это вызовет страшные природные бедствия: извержения вулканов, землетрясения и цунами невиданной силы, по всей планете, так, что на Земле просто не останется ничего живого. От жара испарятся все океаны, и планета превратится в огромный лавовый шар.
Как астрологи, так и обе группы ученых называли одну и ту же дату - 11 июня 2018 года.
Заявления ученых появились на главных страницах газет и новостных сайтов. Что тут началось! Приближающийся Конец Света стал главной темой общения испуганного человечества на эти полгода. Покинутые было церкви, мечети, синагоги ломились от прихожан. В лоно религии вернулись даже самые убежденные атеисты. Люди каялись, постились, замаливали свои грехи, пытаясь заработать билет в Рай. Если бы все было так просто...Хотя никто так и не смог сказать, куда же они исчезли...
Когда первый шок немного прошел, в моду вошло новое веяние - обсуждать на людях, кто и каким образом готовится к Концу Света. Одни собирался провести последние дни в роскоши, другие - в разного рода удовольствиях, третьи собирались встретить вселенскую катастрофу на вершинах гор, чтобы успеть насладиться зрелищем. Появилась новая мода, чудовищная, страшная, хотя тогда она казалась нам современной и остроумной - мода на разноцветные гробы. Лучшие дизайнеры мира устраивали показы гробов самых разных расцветок и конструкций. Гробы в горошек и в мелкий цветочек, гробы-балдахины с атласными пологами, гробы в форме замка или раскрывающегося цветка, гробы-автомобили, гробы-ракеты, гробы-пивные бочки и карточные домики. Лучше всего раскупались гробы-кровати, со специальным мягким матрасом, белоснежным шелковым бельем и самозакрывающейся крышкой, ведь когда произойдет Конец Света, на половине планеты будет стоять глубокая ночь. Знали бы они, что вся эта фальшивая мишура, вся суета умирающего муравейника так никому и не понадобится...
Я никогда не верил в Конец Света. Во мне жила какая-то детская непоколебимая вера, будто я вечен, вездесущ и со мной ничего не случится. А раз со мной ничего не случится, то и мир не погибнет, не разрушится. Логики в этом не было никакой, но ведь вера никогда не была дружна с логикой, вера - она или есть или нет, живет где-то в глубине нашего сердца, ее невозможно убедить или уговорить, она все равно раз за разом будет становиться выше разума и разносить, растворять, как сахар в чае, все наши логические доводы.
Если подумать, эти последние полгода были лучшим временем в истории человечества. Преступность практически исчезла, ведь не имеет никакого смысла воровать, если не сможешь потом попользоваться награбленным. Не имело никакого смысла также убивать, ведь через полгода и так все будет кончено. Количество самоубийств тоже сошло на нет - зачем мучаться, если через полгода все произойдет само собой? Наоборот, люди бросились получать все возможные земные удовольствия и тратить на них все свои накопления. Экономика процветала как никогда. Жизнь стала прекрасна и доступна, все вокруг было практически даром, ведь теперь предпринимателям не было смысла гнаться за сверхприбылью.
В тот, назначенный день в воздухе чувствовалось какое-то необъяснимое напряжение. Все вокруг тоже казались какими-то странными, что-то не так было у них во взгляде, но я никак не мог уяснить, что же. Разговоры были то чрезмерно громкими, то обрывались на полуслове, будто говорящий думал о чем-то совершенно другом. С виду обычный рабочий день, странным было то, что все сотрудники, как один, пришли на работу, даже те, кто еще вчера сидел на больничном. Вероятно, все пытались уцепиться за привычное, обыденное, в глубине души ожидая страшного. Веря в то, что завтра не будет и одновременно надеясь, что все это окажется неправдой.
Той ночью мне приснился странный сон, будто я иду по канату, натянутому посреди темного неба, усыпанного звездами. Подо мной - пропасть без конца и края, передо мной  - чуть отсвечивающая поверхность каната. Я медленно продвигаюсь по нему, балансируя, уже довольно долго, но не вижу пока, чтобы этот ненадежный путь где-нибудь заканчивался. Не оглядываюсь, чтобы не потерять равновесие, и  при мысли о том, что осталось позади, меня почему-то охватывает ужас. Пытаясь совладать с этим страхом, поворачиваю голову и вижу, что я не один. За мной идут дети. Вереницы детей, тысячи детей, и не видно ни единого взрослого на обозримой части дорожки. Я так и не запомнил, дошли ли мы до какой-нибудь цели, зазвенел будильник, и я проснулся в своей кровати, в своей обычной квартире, в окно заглядывало так и не взорвавшееся солнце, казалось, совсем ничего не изменилось. Нет, все-таки изменилось. Не было привычного шелеста машин, шумов города, которые мы обычно не замечаем, но когда их внезапно не стало...нет, что-то было не так.
Электричества в доме не было, впрочем, в нашем новом районе это не было особенным сюрпризом и само по себе ни о чем не говорило.
Я сел в машину и быстро добрался до места работы. Дороги тоже были неожиданно и пугающе пусты, по обочинам стояло несколько машин, но водителей почему-то нигде не было видно. Светофоры работали - хороший признак. Офис был закрыт, никого не было видно, даже охранника в здании. Я сверил часы - нет, рабочий день уже давно должен был начаться, и сегодня отнюдь не выходной.
Я немного подождал, но никто так и не появился. Я попытался позвонить знакомым сотрудникам, телефонная связь работала, но никто так и не взял трубку.
Я вышел на улицу и пошел, оглядываясь, пытаясь понять, что же все-таки произошло. Никого не было видно, ни одного прохожего, ни одной машины или автобуса на дороге. Только тишина, мертвая тишина. Нет, впрочем, непривычно громко и как-то тревожно шелестели деревья. Я прошелся до конца улицы, обычно многолюдной, со множеством кафе и магазинчиков, торгующих всякой всячиной, и вернулся обратно к машине. Я увидел стайку голубей, выклевываших что-то прямо посреди дороги, собаку, бегавшую туда и обратно между домами, и трех кошек, греющихся прямо на столиках кафе. Улица словно вымерла, я так и не встретил ни одного человека. Магазины и кафе оставались закрытыми, хотя обычно в это время уже были полны народу. Скажу вам честно, я испугался. Меня просто скрутило отчаянием, я решил, что остался один, совершенно один во всем мире. Происходящее было невероятно, казалось нереальным, дурным, страшным сном, когда уже понимаешь, что спишь, но никак не можешь вырваться из этого Я изо всех сил хотел проснуться, хотел, чтобы все это оказалось неправдой!
 Я сел в машину и поехал колесить по городу, в надежде, что встречу кого-нибудь, хоть одну живую душу.
Через час бесплодных кружений, когда я уже решил возвращаться домой, хотя сейчас это уже не имело никакого смысла, я вдруг резко затормозил на повороте. Там, перед поворотом, около светофора стоял ребенок. Мальчик, настоящий,  живой человек. Когда он заметил меня, то выбежал прямо на середину дороги, перегораживая мне путь. Я вышел к нему, он был испуган и заплакан, и смотрел на меня полным растерянности взглядом.
Его звали Тугро, а сестренку Кила. Думаю, это были их прозвища, впрочем, я не уверен. Тугро недавно исполнилось восемь лет, сестре было шесть. Сегодня утром они проснулись гораздо позже обычного.Удивились, что их никто не разбудил, чтобы отвести в школу. Родителей не было дома, может быть, они забыли о них и ушли на работу? Туг сам открыл дверь и вышел из дома. Никого из соседей тоже не было видно. В дворе стояло несколько знакомых ребят, их родители тоже куда-то ушли, ничего не сказав. Может быть, все родители договорились и уехали куда-то вместе? Теряясь в догадках, Туг отправился поискать кого-нибудь из взрослых, чтобы разузнать, в чем дело. Он прошел уже довольно много улиц, но так никого и не встретил, хотя обычно на этих улицах было полно прохожих и машин.
Я спросил его, догадываясь об ответе, о чем родители разговаривали вчера. Так, ответил он, ни о чем особенном, об этом наступающем "конце света". Сам он в конец света не верил, и сестренка тоже не верила, и правильно, вот же он свет, ведь не кончился, правда? А родители верили. И няня верила. А ведь няня сегодня тоже не пришла, обычно она приходит утром, если родителям нужно рано уходить.
Я посадил мальчика в машину и мы быстро доехали до его дома. Во дворе стояла стайка детей, я сразу кинулся к ней. Девочка, выглядевшая постарше остальных, вышла вперед, настороженно разглядывая меня и протянула руку. Я пожал ей руку, как взрослой, девочка облегченно вздохнула и вдруг ребята заговорили все разом. О том, как проснулись утром в пустых квартирах, как искали и звали родителей, пытались им позвонить, но все тщетно. Потом они догадались выйти в двор и узнали, что во всех  домах произошло то же самое. Да, конечно, они слышали об этом дурацком конце света - от родителей, по телевизору, в церкви, ведь все только об этом и говорили. Просто они отказывались поверить в плохое, трудно представить, что ты сам, твой дом и родители вдруг возьмут и исчезнут. А родители почему-то верили. И вот они взяли и исчезли, а с ними все взрослые, и даже старшие братья и сестры.
Это было логично, и вместе с тем совершенно невероятно. Это противоречило всем моим атеистическим убеждениям, и тем не менее как-то объясняло происходящее.  Если бы мне кто-нибудь еще вчера намекнул о такой возможности, я бы просто ему не поверил. Потому что мысль была абсолютно фантастической, и даже бредовой. Впрочем, и то, что наблюдалось вокруг, было тоже из области фантастики. А точнее, дешевого бульварного романа. Если бы все это не было на самом деле, если бы оно не было с мной, если бы в этом не были замешаны ни в чем не повинные дети...
Но если я прав, то сейчас, прямо сейчас, в тысячах квартир заперты дети, не догадавшиеся или не умеющие открыть дверь. Маленькие дети, младенцы - голодные, одинокие, плачущие от страха. Я нашел приличный ломик и вместе со старшими детьми вошел в первый попавшийся подъезд.  Мы ходили с этажа на этаж, стучали в двери, окликали и прислушивались. Несколько малышей смогли открыть дверь сами, в семи квартирах пришлось сломать замок. Кажется, я научился выламывать двери, как заправский домушник. В этом доме мы обнаружили восемнадцать детей, от трех месяцев до десяти лет. Больше ни одной живой души не отозвалось из-за дверей.
Я послал старших детей принести воды, консервов  и запасы из холодильника и мы устроили пикник прямо во дворе. Я говорю "старших" - на самом деле, старшей девочке едва исполнилось двенадцать лет, нескольким ребятам было по десять, но в основном, "оставшимся" детям было не более восьми лет.  Я понятия не имел, как справлюсь с такой оравой маленьких, несамостоятельных детей. Но это будет потом, в конце концов, а сейчас нужно успеть спасти как можно больше!
Мы обходили дом за домом, я научил мальчиков выламывать замки, девочки стучали в двери, успокаивали запертых малышей и пытались объяснить им, как самим отпереть двери.
К вечеру во дворе собралось около трехсот детей. Десятеро больших, лет по девять-двенадцать, остальные все  - малыши и младшие школьники.
Мы разместились на ночь в вестибюле одного из больших домов, дети принесли с собой одеяла и фонарики. Некоторые ушли ночевать к себе домой, но большинство детей побоялось ночевать одни в темных пустых квартирах.
Три дня мы собирали, спасали, выуживали детей из квартир. Я подогнал к домам пожарную машину с лестницей и теперь мы могли доставать детей через окна. Я отлично понимал, что это все - капля в море, что сейчас миллионы детей заперты в домах-тюрьмах, и я никаким образом не смогу им помочь...
На четвертый день мы обнаружили еще одну группу. Ее возглавляла девушка, молодая и энергичная. Им удалось спасти уже больше тысячи детей. Я поразился ее собранности и деловитости. Дети были примерно такого же возраста, как и у нас - совсем немного подростков, а остальные - малыши.
К седьмому дню мы познакомились еще с двумя такими же группами.
Постепенно все меньше и меньше голосов раздавалось из-за закрытых дверей, но мы еще продолжали находить оставшихся в живых детей, догадавшихся открыть холодильник, сумевших найти и открыть консервы. Главной проблемой была вода - далеко не у всех была дома вода в бутылках.
Мы провели в городе три месяца - главным образом, искали выживших, запасались едой, одеждой, медикаментами, памперсами, детским питанием, горючим, одеялами, а так же семенами и сельскохозяйственным орудием. Мы - это пятнадцать групп, пятнадцать взрослых и тысячи детей. Если быть точным, около пяти тысяч детей на одного взрослого. Среди нас не было ни одного учителя. И поэтому мы чуть не забыли взять самое главное - книги и школьные учебники. Хорошо, что в некоторых школах еще оставались бумажные учебники, не все перешли на электронику.. Потому что самое главное сейчас - сохранить знание, это все, что осталось от нашей  цивилизации...
Когда стало ясно, что спасать уже некого, началось Великое Переселение. Раз за разом, мы перевозили детей и все необходимое за город, на фермы, туда, где мы сможем прожить, когда кончатся все запасы. Часть домашних животных выжила без хозяев, и это было уже хорошо.
Время от времени мы совершали набеги на опустевший город, привозя оттуда очередной фургон продуктов, цистерну горючего, бумагу, разные необходимые вещи. В одну из ходок наш водитель привез портативную радиостанцию. Тогда-то мы и смогли связаться с другими группами и узнали, что катастрофа произошла по всей обитаемой Земле.
А через два года, во время очередной поездки в город, неожиданно обнаружилось, что город исчез. Вначале мы подумали, что просто заблудились, но нет, у нас были карты, да и мы знали эту дорогу практически наизусть. Города просто не было - ни домов, ни улиц, ни даже городского парка, не осталось совсем ничего. Вместо этого до горизонта, насколько хватало взгляда, тянулся изумрудный ковер, покрытый россыпью обычных полевых цветов.
Я видел это сам, своими глазами и первым ощущением, первой мыслью было: "Это конец... Вот они, цветы на могиле всего человечества..." И сразу же накатила вторая волна, как понимание: "Нет, это начало. Первые хрупкие ростки начала." Потому что я знаю, что мы справимся и выживем, и надеюсь, что сможем построить заново, и даже еще лучше. Цивилизацию, в которой будет больше смысла...
А пока... я хотел бы вам сказать...что если вдруг снова впереди забрезжит несчастье - не верьте! Ибо будет вам по вере вашей... "
Tags: А если?, Бредогенератор, Креатифф
Subscribe

  • Сказка - шажок вперед

    Выношу из комментов в text-training, потому что прикольно. Задание - дописать или изменить сказку. Я поняла, что изменить не хочу, но очень любопытно…

  • Жаклинка и монстры

    Вчерась с родным мужом ходили в ресторанчик. Ресторанчик называется Папагайо. Мы года два никуда без детей не выбирались, то корона, то карантин, то…

  • Дырка

    Выхожу из офиса в уборную, смотрю - стоит мужик по плечи в потолке. Нижняя часть мужика на лестничке качается, голова где-то в небесах второго этажа.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 43 comments

  • Сказка - шажок вперед

    Выношу из комментов в text-training, потому что прикольно. Задание - дописать или изменить сказку. Я поняла, что изменить не хочу, но очень любопытно…

  • Жаклинка и монстры

    Вчерась с родным мужом ходили в ресторанчик. Ресторанчик называется Папагайо. Мы года два никуда без детей не выбирались, то корона, то карантин, то…

  • Дырка

    Выхожу из офиса в уборную, смотрю - стоит мужик по плечи в потолке. Нижняя часть мужика на лестничке качается, голова где-то в небесах второго этажа.…