Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Вырасти себе бога


Он родился ночью, в кромешной темноте пещеры среди терпкого запаха сухих пахучих трав вперемешку с вонью застарелых шкур. Родился из дуновений ветра, из шороха воды, из треска огня, из плача детей, лежащих в темноте на таких же шкурах, из запаха весенней земли, из зелени травы, из пьянящего воздуха после сильной грозы, из бездонного неба с точечками звезд, словом, из всего того, что составляло окружение Племени. Соткался из их веры и их ожидания, из ничего в нечто. И в знак Его рождения в пещере зажглись все восемнадцать свечей. Отблеск свечей заметил шаман, не спавший в эту предсказанную его Предшественником ночь и возвестил о рождении бога. Начался Великий Праздник Племени длиной в десять дней, ознаменовавший конец Черных Дней Ожидания и начало Младенчества. Племя пело, плясало, жгло костры, жарило припасенное мясо, наполняло свежую пещеру свежими цветами, в общем ощущении облегчения после долгого ожидания - наконец-то дождались! Теперь племя под надежной защитой. Конечно, богу предстоит расти, взрослеть, и только по прошествии восемнадцати лет он станет Совершеннолетним, но и бог-Младенец способен вершить чудеса, пусть и не в полную силу.
Через десять дней свечи были потушены, все, кроме одной. Каждый год было принято добавлять по одной свече, пока не загорятся все восемнадцать, и лишь через год после этого он станет Совершеннолетним.
Он рос, со скоростью, естественной для существ своего рода, невидимый и неощутимый. На его долю досталось проявляться  - то в вытянутых вечерних тенях, то в сполохах огня, то среди переплетенных крон деревьев, то в причудливых силуэтах облаков, иногда рисующих крылья шириной во все небо, то в разбитых на части отражениях в лужах после дождя. Он учился - выбирал лучшую погоду для посевов и созревания, выдерживать баланс между благополучием и энтропией разрушения, побуждающей к изменениям и обновлению. Учился узнавать свое Племя, всех вместе и каждого по отдельности - не только по лицам, запаху и речи, но и по молчанию, ведь каждый молчит по-разному. Учился любить - их, невежественных, но умеющих слагать песни, умеющих мечтать, умеющих верить - в Него. У Него не так много времени, ведь после наступления Совершеннолетия бог живет всего тридцать лет, и затем умирает, чтобы через три месяца возродиться снова. Племя узнает об этом по тому, как вдруг погаснут все свечи в пещере, и никто - ни охотник, ни шаман не смогут возжечь ни одной свечи в течение всех трех месяцев, фитиль просто не воспламенится.
Но, пока еще ребенок, Он рос  - в своей пещере и одновременно за ее пределами, питаясь верой племени, красотой их обрядов, светом и теплом солнца, отражениями любви: матери к ребенку и мужчины к женщине. Учился разговаривать с теми, кто не знал письменности, да и запас слов и понятий был так прост, что приходилось изъясняться образами, снами, фантазиями и намеками, иногда останавливаясь в бессилии, ведь они воспринимали настолько по-разному и по-своему, иногда переворачивая с ног на голову весь смысл сказанного. Учился не выделять и не награждать тех, кто более других был готов слушать.


Их было четверо на этой планете - четыре племени и четыре бога. Племена жили обособленно, и о межрелигиозных распрях пока речь не шла, пока...ну конечно же, как всегда в таких историях, пока девушка из племени Зониаров не полюбила юношу из племени Лутов, который, разумеется, совершенно случайно, во время охоты на какого-нибудь пещерного оленя, прилично удалился от своей  родовой территории.
И тут, как всегда, возникли проблемы. Оба они не могли остаться жить ни на территории племени Зониаров, ни на территории племени Лутов по той простой причине ,что не представляли себе, как чужак на территории другого племени может возносить веру своему богу. В одиночку не получалось, не хватало привычной пещеры с запахом благовоний, ритуалов выполняемых вместе и еще много всего разного.
Отверженные всеми, но в первую очередь самими собой, они ушли в далекие пещеры, такие далекие, что ни одно из племен не могло их достигнуть за неделю пешего пути.
И когда пришло время родиться их первенцу, в соседней пещере, одновременно с их сыном, родился новый бог - похожий одновременно на бога племени Зониаров и бога племени Лутов, если у богов вообще возможно говорить о похожести. И хотя там не было свечей, благовоний и связок пахучих растений, нашлись сухие веточки и воск заброшенного улья диких пчел. На следующую ночь после рождения сына девушка заметила яркий свет в пещере неподалеку. Испытывая любопытство пополам с испугом, она нашла в себе смелость заглянуть туда. Он был мал и невидим, и еще не умел общаться с существами другого рода, но надеялся, что она все поймет, увидев восемнадцать горящих свечей.
Tags: Креатифф, Привет ноосфере, У каждой крыши есть точка сдвига
Subscribe

  • Андорра, озера Тристайна

    Утром, как всегда, собрались поздно, и, наконец, выехали к озерам Тристайна. По дороге муж остановился сфотографировать нарядную,…

  • Андорра - вечер того же дня

    Вернулись из леса, который присвоил нас себе и кружил в кружевной зелени четыре битых часа, которых мы совершенно не заметили, наслаждаясь и изучая…

  • Фигейрос - Дали

    Весь Фигейрос крутится вокруг музея Дали - главной достопримечательности. Музей входил в наше маст-хэв, и в первое же наше утро в Roses (Северная…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • Андорра, озера Тристайна

    Утром, как всегда, собрались поздно, и, наконец, выехали к озерам Тристайна. По дороге муж остановился сфотографировать нарядную,…

  • Андорра - вечер того же дня

    Вернулись из леса, который присвоил нас себе и кружил в кружевной зелени четыре битых часа, которых мы совершенно не заметили, наслаждаясь и изучая…

  • Фигейрос - Дали

    Весь Фигейрос крутится вокруг музея Дали - главной достопримечательности. Музей входил в наше маст-хэв, и в первое же наше утро в Roses (Северная…