Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Звучащая планета


Планета звучала. Звуки перекатывались с листа на лист, скатывались каплями, собирались в протяжные лужицы, текли ручейками, обвивая стволы и стебли, поросшие мохом кочки, забираясь в чашечки цветов гигантских лиан, оплетающих деревья и выныривая обратно, слагаясь из ветра, шума листьев, качания цветочных зонтиков, шуршания сухих былинок, скрипов, трелей, стука, треска, капели и журчания.

Звучало все - то ли особая звукопроводимость воздуха была тому виной, то ли они просто истосковались по настоящей зелени во время долгого путешествия, то ли действовал пьянящий кислородный коктейль из запахов, густой и пропитывающий все вокруг, но звучал каждый сантиметр планеты. Ветер, пробегая по листьям, как по клавишам, отчетливо разыгрывал гамму, пустые стволы деревьев отзывались органной музыкой, полые стебли звучали флейтами и гобоями, перестук ветвей в вышине задавал ритм.
Звуки шагов отзывались эхом, странно и чуждо, но и они, растворяясь в сонме звуков, вплетались в общую симфонию, задавая новый ритм.

Не звучала лишь одна вещь - их ракета. Роджер постучал по обшивке, звук отозвался слабым эхом и затих. Словно планета посчитала ракету чужой субстанцией и не хотела принимать ее звуки. Роджер вошел внутрь. Звуки стихли. Все. Внутри стояла привычная тишина, затхлая, как воздух на чердаке, куда он лазил в детстве тайком от родителей. В этой тишине они, десять разведчиков, провели все три года, создавая звуки сами - разговорами, движениями, музыкальными записями с Земли. Звучащими искусственно и фальшиво в маленьком замкнутом островке среди Большой Тишины. Тишина была настолько глубокая, всепоглощающая, что хотелось замолчать вместе с ней, но говорить было надо, они были просто обязаны, каждый, с другими и сам с собой, минимум двадцать минут в день. Просто чтобы не сойти с ума. Чтобы Большая Тишина не забрала тебя, вместе со всеми невысказанными словами.

Роджер вышел наружу. Звуки планеты обрушились на него, как водопад, проникая одновременно в уши, в нос, в легкие, пробегая по кровяным сосудам до кончиков рук и ног, заставляя срываться с места, идти, бежать, приплясывать, кружиться, пробовать планету на глаз и на зуб, трогать звучащие листья и ветви, стучать каблуком по камушкам, впитывать звуки и производить новые.

Они перемещались с местности на местность, исследуя, беря образцы почвы и растительности, и везде планета звучала немного по-разному. В горах отчетливо слышалось стаккато переката,  накладываясь на удивительно мелодичный свист ветра, реки с голубой водой добавляли в общий фон умиротворяющий плеск воды, у моря тон прибоя задавал отчетливый ритм. И поверх всего этого звучала мелодия, непонятно, то ли планета так самостоятельно сочетала свои звуки, то ли она рождалась в головах у слушающих. Они поинтересовались друг у друга, тихо, шепотом, чтобы не разрушить волшебство, и оказалось, что мелодия у каждого немного отличается. Губы каждого шевелились, они напевали про себя что-то в такт мелодии, некоторые попробовали петь вслух, но из-за разности мелодий получилось совершенно вразнобой.
Роджеру показалось, что повторяется одна и та же музыкальная  фраза, раз за разом все отчетливее, что-то вроде "та-ти-та-та-та". Оказалось, что каждый почувствовал что-то подобное, но фразы у каждого были разные. Они договорились записать эти фразы, когда вернутся на корабль. Но когда вернулись, вместе со звуками, погасла и мелодия и тут же забылась.

На полдороге домой Роджер обнаружил в кармане куртки забытое звукозаписывающее устройство.  Без задней мысли нажал на "Play" - и неожиданно зазвучала музыка планеты, та самая. Он определенно забыл, что включал на запись, нет, вполне отчетливо помнил, что не включал, ведь это просто музыка, а они прилетели исследовать серьезные вещи - почву, атмосферу, пригодность для жизни. Но она там была, и в мелодию вплеталась та самая фраза - "та-ти-та-та-та".
Сам не понимая, отчего вдруг стало так хорошо, как величайшее сокровище Роджер внес рекордер в кают-компанию, включил запись. Музыка наполнила маленькую комнату, напоминая о листьях-клавишах и ветре-флейтисте. И каждый узнал в ней свою музыкальную фразу, услышанную там, на этой чудной планете. Или им просто так показалось.

Лигвистам так и не удалось расшифровать запись, как они не старались. Они натыкались на сочетания звуков, напоминающие обрывки фраз, но так и не смогли сложить из них что-нибудь вразумительное. А запись теперь хранится в архивах, до следующего полета.
Tags: Cлушать и слышать, А если?, Красота, Креатифф
Subscribe

  • Каникулы от ремонта. София и Черное море

    С отчетом по этой поездке получилась полная фигня: я начинала писать тексты и обрывалась на середине, я писала их совершенно не по порядку - часть…

  • Сорок четыре веселых чижа!

    Мне исполнился палиндром. Ужас-блин-невероятно огромные цифры-привыкай, Доктор, последнюю тыщу лет оно завсегда так, и так дальше и будет. А ты уже…

  • Письмо от Гарри

    Хотите очередной феерической чуши? Раскрутили меня вчера. Только не ржать. А если ржать, то громко. Это я очередное задание из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

  • Каникулы от ремонта. София и Черное море

    С отчетом по этой поездке получилась полная фигня: я начинала писать тексты и обрывалась на середине, я писала их совершенно не по порядку - часть…

  • Сорок четыре веселых чижа!

    Мне исполнился палиндром. Ужас-блин-невероятно огромные цифры-привыкай, Доктор, последнюю тыщу лет оно завсегда так, и так дальше и будет. А ты уже…

  • Письмо от Гарри

    Хотите очередной феерической чуши? Раскрутили меня вчера. Только не ржать. А если ржать, то громко. Это я очередное задание из…