Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Categories:

Вдохнуть живое в неживое....


Иванка проснулась от какого-то неясного толчка. Непонятно, было ли это звуком или задрожал пол, как во время землетрясения, или просто приснилось. Глянула на будильник, поняла, что опять забыла его включить, и они оба снова опаздывают. Разбудила сына, выхватила из шкафа первые попавшиеся штаны и блузку, снова разбудила сына и потащила его полусонного в ванную. Глянула в окно, прикидывая будет дождь или нет, на серое низкое небо, на двор, на прохожих, которые наверняка слушали прогноз погоды. Чего-то во дворе не хватало. Она моргнула. Нет, все на месте - детская площадка, новая, недавно  установили. Деревянные cкамейки, молодые куцые уже облетевшие деревца, сосед-пенсионер выгуливает собаку. Собака по привычке направилась в центр двора "отметиться" возле дворовой скульптуры, изображавшей нечто несусветное, то ли толстую женщину, закрученную узлом, то ли замерзший труп в снеговике вверх ногами.
Скульптуры на месте не было. Бетонное подобие пьедестала стояло на месте, и собаку оно вполне удовлетворило, а сама скульптура исчезла. "Интересно, кому понадобилось ее увозить? Навряд ли украли, кому может такое понадобиться? Наверное, кому-нибудь не понравилась, как и мне. Вероятно, блюстителям морали, обнаженная фигура посреди двора, а-я-яй. Интересно, почему мне не сообщили?" - мысли лениво перетекали в голове, пока она лихорадочно собирала себя и сына. Иванка работала в городском управлении, и как раз занималась обустройством ландшафта. Она недолюбливала современную абстрактную скульптуру и мечтала заменить хотя бы часть уродцев в городе на что-то более гармоничное, но шарообразные женщины и сюрреалистические конструкции непонятным образом оказывались дешевле для городской казны. А большинство просто были приняты в дар от местных художников.
Посадив сына на школьный автобус, она поспешила к своей остановке через дворы, наискосок, так быстрее. Первый двор, короткий, пробежала быстро. Во втором дворе услышала сзади шаги, но не обернулась, наверняка такой же торопящийся прохожий. В третьем дворе обратила внимание на поступь того  прохожего, сзади, слишком слишком уж необычная поступь..она оглянулась и замерла на месте. Навстречу Иванке двигалось нечто, отдаленно напоминающее скульптуру в ее дворе, только вроде бы частично распрямившуюся и..это был не бетон. Округлости фигуры были обтянуты чем-то белым, полупрозрачным, напоминающим о резиновых шариках и латексных перчатках. Внутри колыхалась какая-то мутная жидкость. Глаз не было, впрочем, будучи скульптурой, она также прекрасно oбходилась без глаз. И тем не менее, это явно ее виделo и двигалось прямо на нее.
Иванка пришла в себя и побежала. Добежала до остановки, вскочила в очень кстати подошедший автобус и тут, наконец, задалась вопросом "что это было". Ущипнула себя за запястье, впрочем, когда она проделывала такое во сне, проснуться ни разу не помогло, но через пару остановок успокоилась и выкинула из головы странное происшествие.
На остановке рядом с работой стояла деревянная лошадь в натуральную величину. Коричневая, лакированная, довольно грубо сработаная, лошадь стояла на трех ногах, подняв переднее копыто, словно раздумывая, на кого бы его опустить. "Какого черта.." - подумала Иванка, мысленно уже вызывая рабочих убрать это безобразие. Когда она проходила мимо скульптуры, лошадь повернула голову. "Она еще и механическая..."
Телефон на работе разрывался, на автоответчике накопилось около трехсот сообщений за одно только утро. Похоже, что кто-то за последнюю ночь демонтировал большинство скульптур в городе, прихватив заодно садовых гномов, смахнув с крыш флюгеры-петушки и и сманив с насеста храмовых гаргулий. Иванка набрала номер полиции. Занято. Опять занято. Через полчаса она с трудом дозвонилась по прямой служебной линии.
В городе творился переполох. Исчезнувшие скульптуры появлялись то тут, то там, пугая слабонервных граждан. Несколько человек было госпитализированно в состоянии сильнейшего шока. У трех женщин начались роды прямо на улице. Произошло двенадцать аварий по вине очумевших водителей. На дорогах возникли пробки. Полиция не справлялась с ситуацией.
Иванка вышла на улицу  и направилась пешком в центр города. То, что открылось ее глазам, казалось сном, бредом, явью, сбежавшей из сюрреалистической картины.
Они были повсюду. Мраморные статуи, бетонные современные уродцы, бюсты, сбежавшие с пьедесталов. Гаргульи облепили светофоры и свешивались с фонарных столбов. Петушки дрались за кусок чего-то, напоминающего мертвую крысу. Памятники, изображающие группы людей гуляли то вместе, то поврозь, некоторые так и остались неразделенными, и двигались по дороге широкой человеческой гармошкой. Божьи коровки с детских плошадок расправили крылья, неуклюже взлетали и приземлялись на крыши стоящих и едущих машин. Голуби мира с клекотом атаковали людей. Бюсты бродили туда-суда по тротуару, быстро загребая руками. Садовые гномы грабили магазин нижнего белья.
Превозмогая страх и отвращение и одновременно влекомая любопытством, Иванка вышла на городскую площадь.
В принципе, она ожидала увидель нечто подобное.
В центре площади стояла небольшая группа епископов разных размеров и мастей. Епископы увлеченно благословляли друг друга. Справа виднелась физкультурная группа, состоящая из королей и членов их семей. Внизу поместились огромные, пятиметровые статуи, на них забрались фигуры поменьше, и завершали фигуру маленькие, настольные монархи.
Ангелы плескались в фонтане, как утки, смешно отряхивая крылья и время от времеми взлетали над площадью, обрызгивая окружающих холодной водой.
Младенцы, сбежавшие от мадонн, ползали по площади, сталкиваясь лбами. Hекоторые увлеченно выковыривали камни из мостовой. Среди них бродили мадонны, пытаясь определить, где чей ребенок. Нелегкая задача, учитывая, что младенцев было не менее трех десятков.
Словно все эти изваяния, созданные человеком, получили вдруг возможность зажить собственной жизнью. И похоже, не знали, что с этой жизнью делать дальше.
Большинство скульптур сохранило внешнее сходство с оригиналом, приобретя подвижность, но все же чем-то они отличались. Иванка подошла поближе. Кожа. Скульптуры были покрыты кожей, цветом и фактурой напоминающей мрамор, бетон, металл и дерево. Но это была кожа. Мягкая на вид, чуть поблескивающая. Снедаемая любопятсвом, Иванка приблизилась к группе епископов на расстояние шага. Они словно не обращали на нее внимания, продолжая беззвучно общаться и крестить друг друга. Запах. От них отходил странный запах. Чужой, неприятный, предупреждающий об опасности. Иванка коснулась рукой одного из них. Теплый. Он немедленно повернулся к ней своим неподвижным, почти каменным лицом и уставился прямо в лицо. Он ее видел.
Иванка попятилась на несколько шагов и почти врезалась в одну из мадонн, пошатнулась, ухватилась за ее запястье, теплое и неожиданно скользкое, и немедленно отпустила. Епископ вышел, точнее выплыл из группы себе подобных и двинулся в ее сторону. Иванка развенулась и почти спокойно пошла прочь, пытаясь справиться со страхом. За ней шли, не отставая ни на шаг, епископ и мадонна.  Иванка пошла быстрее, почти побежала. Епископ с мадонной все так же ровно плыли над асфальтом в трех метрах позади нее. Иванка побежала. Они сохраняли свою трехметровую дистанцию без видимых усилий.
Иванка практически врезалась в полицейского. Остановилась. В трех метрах от нее остановились епископ с мадонной.
Она долго и нервно разговаривала с полицейским. Вместе они сели в машину и поехали в полицейское управление. В трех метрах от машины, посреди шоссе, плыли, словно на буксире, епископ с мадонной. Иванка видела их в зеркале дальнего вида. В полицейской машине она чувствовала себя немного спокойней и могла думать. Мысль возникла из ниоткуда, сумасшедшая, как и все окружающее. Иванка поймала мысль за хвост. А если, и вправду?
- "Остановите машину!"
Полицейский согласился подождать, пока она проверит свою догадку. На остановке стояла давешняя лошадь, а может, другая? Не обращая внимания на епископа и мадонну и удивившись собственной смелости, Иванка положила на лошадь полную пятерню. Теплая. Скользкая. Запах...она чуть не потеряла сознание от этого запаха. Отняла руку, отошла на несколько шагов. Лошадь развернулась и двинулась за ней. Иванка села обратно в полицейскую машину. Теперь за ними двигались трое - лошадь, епископ и мадонна.
В полицейском управлении Иванка продемонстрировала свой эскорт и долго беседовала с чиновниками. Ей не поверили. Тогда на глазах у всех она дотронулась до каменной совы, оказавшейся у входа в управление как нельзя кстати. Сова расправила крылья и чинно присоединилась к лошади, епископу и мадонне. Теперь даже до полицейских чинов дошел смысл ее плана.
Превозмогая отвращение, задерживая дыхание, чтобы не чувствовать запаха, бродила Иванка среди оживших скульптур и трогала, дотрагивалась, прикасалась. Она попыталась дотрагиваться в толстой кожаной перчатке, но это не срабатывало. Созданиям нужно было прикосновение голого, незащищенного тела. И словно по мановению дудочки, они оборачивались и шли за ней, плыли в воздухе, летели, ползли, перекатывались.
Будто Гамельнский крысолов, Иванка вела их по улицам, заблаговременно перекрытым полицией, вперед, за город. И они шли и шли так, улицу за улицей, километр за километром. В конце концов, Иванка почувствовала, что не может больше идти, и села в машину к полицейским. Они ехали медленно, стараясь не растерять ни одного из существ.
Наконец, приехали к огромному пустому ангару. Иванка вошла внутрь. Вслед за ней, на расстоянии трех метров, вошла толпа скульптур - зверей и птиц, людей и гномов всех размеров, форм и мастей. Мадонн, епископов, девушек с приросшим веслом, дам с неотделяемой собачкой, рыцарей в доспехах, ставших частью тела, ковыляющих бюстов, шарообразных женщин и детей. Вошли все. Двери затворились. На другой стороне ангара открылась узкая дверь и Иванка проскользнула наружу. Она чувствовала, что еще минуту, и задохнется там, внутри, среди скользких теплых существ со странным запахом.
Через два дня осторожно открыли ангар и заглянули внутрь. Там, в жутком беспорядке, лежали обломки статуй. Мраморных - из настоящего мрамора, бетонных - твердых и шероховатых, из проржавевшего или покрытого патиной металла, из рассыпающегося дерева.
Еще через день, около полуночи, когда Иванка уже собралась идти спать, то вдруг уловила краем глаза какое-то движение на полу. "Мышь", подумала она, "откуда здесь мыши, на шестом этаже?" Иванка прошла в ванную комнату. Под раковиной виднелась машинка сына, самая обыкновенная машинка. "Нервы" - успокоила она саму себя , "надо будет показаться врачу". Иванка заглянула в комнату сына, он спал, раскинувшись на кровати, спал глубоко и не прикидываясь. Иванка метнулась обратно в ванную. Машинка нагло смотрела прямо на нее, взглядом, не предвещающим ничего доброго.

Иллюстрации - прототипы, из родного кибуца :)
1

2

3
Tags: А если?, Бредогенератор, Глупости, Креатифф
Subscribe

  • Конец зимы

    Стоит только нам открыть новое, наше собственное озеро, как туда приходят чужие люди, вбивают столбы, протягивают забор и всячески облагоустраивают…

  • Первый июньский дождь за 25 лет!

    Я ехала с включенными дворниками и молила, чтобы он не кончался. Я хотела под ним промокнуть, как цуцик. Потому что первый настоящий летний ливень за…

  • Воспоминания Королевы

    Выполняю литзадание по воспоминаниям героев. Написалась модная душещипательная хрень типа "берем отрицательного героя и показываем, как он дошел до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 38 comments

  • Конец зимы

    Стоит только нам открыть новое, наше собственное озеро, как туда приходят чужие люди, вбивают столбы, протягивают забор и всячески облагоустраивают…

  • Первый июньский дождь за 25 лет!

    Я ехала с включенными дворниками и молила, чтобы он не кончался. Я хотела под ним промокнуть, как цуцик. Потому что первый настоящий летний ливень за…

  • Воспоминания Королевы

    Выполняю литзадание по воспоминаниям героев. Написалась модная душещипательная хрень типа "берем отрицательного героя и показываем, как он дошел до…