Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Спаситель

    Четыре серые стены, рассеянный белый свет. Комната без окон, запертая снаружи дверь. Я живу тут четыре тысячи лет, в земном эквиваленте. Мне приносят паек, три раза в день, невкусный, но питательный. Я пытаюсь окликнуть стражников, но они даже не оглядываются. Я встаю, разминаю тело, нагружаю и растягиваю мышцы, настраиваюсь на ежедневную регенерацию, автоматически, без усилия и желания.
Я знаю, за что. Мы пришли на Землю, чтобы найти новые контейнеры, молодые, со здоровым геномом. Человечество подошло как нельзя лучше. Правда, продолжительность жизни оставляла желать лучшего, но дело решалось небольшими генетическими поправками, уж этому мы хорошо научились. Мы наблюдали за ними тысячу лет, постепеннно подготавливая их тела. В качестве переходного этапа заложили в их геном способность к суггестии и проверили эту внушаемость несколько раз, на отдельных личностях и массовых собраниях. Получилось неплохо, даже эффектно. Они объяснили это с точки зрения своей религии, вполне логично.
Все было почти готово. А потом...мне вдруг стало их мучительно жаль. Ведь они такие же, как мы. И даже в чем-то лучше нас. Они живые. Торопятся жить, зная, что их век короток, любят, стремятся, воюют, рожают, строят. У них все впереди. И может быть, они не разрушат себя так, как разрушили мы.
И я сделал это. После моей диверсии дальнейшие генетические изменения в нужную сторону были уже невозможны. Люди так и не узнали, к чему их готовили, и кто их спас.
Разумеется, меня обнаружили и поймали. Был показательный суд, как же, Преступник Номер Один, предал целую цивилизацию. Отключить меня не могли, мы же древняя гуманная цивиилизация. А пожизненное заключение в одиночке при бесконечной возможности регенерирования - пожалуй, худшее наказание, которое можно себе представить.
Первые пару тысяч лет я просто сидел, перебирал в голове воспоминания, ел, спал, упражнялся и надеялся, что отменят или хотя бы ослабят приговор. Этого не проиошло, и кажется, они вовсе забыли, кто я и за что наказан. Лишь продолжали приносить еду и принадлежности, по традиции. Лет через восемьсот от начала срока меня сразил Космический Насморк, видимо, заразился от охранника, и тогда мне посчастливилось увидеть доктора. Больше ничего особенного не случалось.
По ночам мне снились сны. Почему-то всегда снилась Земля, люди, их обыденная жизнь. Однажды во сне я не выдержал и разрешил себе. Разрешил то, ради чего мы когда-то прилетели. Во сне можно, ведь это же сон, правда? Я забрался в голову сельской девушки и стал ее глазами. Тихо свернулся калачиком, стараясь не мешать. Вместе мы убирали дом, доили коз, готовили ужин,. Это было просто восхитительно - свет и цвет, и простор, и запах травы, и вкус козьего молока, и звук колокольчика, и бесконечные разговоры. Я тогда еще не понимал, о чем они говорят, мне просто нравилось слушать звуки их голосов.
А потом это случилось днем, наяву. Я сидел и вдруг оказался одновременно здесь и там. На этот раз в голове старого кузнеца. Я тогда еще не умел выбирать, в кого поселиться. Мы славно поработали в тот день -  подковали несколько лошадей, выточили пару ножей и запаяли три ведра. Даже помощник удивился неожиданной энергии старого мастера.
Постепенно я научился выбирать, кто будет моими глазами. Научился выбирать точку на поверхности планеты, где я буду сегодня жить. Выучил их языки, оказалось, что в каждой местности совершенно другой язык, и эти сопланетники просто не понимают друг друга, вот глупые!
За оставшееся время я побывал почти везде. Был свидетелем их катаклизмов, эпидемий, королей, сменяющих друг друга, войн, революций. Иногда они выделывали такое, что я жалел, что мы не стали вместо них. Иногда гордился ими и радовался, что не стали. Был глазами мужчин и женщин, молодых и старых, детей и собак. Никогда не возвращался к тому же самому человеку, чтобы не навредить. Наблюдал и почти не вмешивался. Почти.
Потому что не имею права. Не хочу походить на тех, кто держит меня взаперти, кто хотел заместить их разум.
Но три века назад ко мне в голову прокралась полубезумная мысль. Я отогнал ее, но она появлялась снова и снова. И тогда я медленно и аккуратно стал подгонять их ученых. Очень медленно, чтобы почти сами, но чтобы наверняка.
Я хочу, чтобы они меня нашли. Я тогда еще буду живым, у меня есть время.
Он сел и стал проводить регенерацию, аккуратно и полуавтоматически, с теплющейся надеждой.
Tags: booring, Глупости, Диванная философия, Креатифф, Привет ноосфере, Путешествия
Subscribe

  • Страховой случай

    Креативчик к заданию из соо про дверь в стене. Выгнала мужа с дочкой в бассейн, а сама села и написала :) Я встретил его на крыльце нашего…

  • Блог темпорального агента

    Выполняю очередное литзадание. На сей раз нужно поехать в прошлое собственной персоной и описать его своими глазами. Я начала думать над заданием и…

  • Бэрримор, держитесь подальше от этих болот!

    Кто сказал, что в Израиле нет своих болот? Бедный, несчастный, пустынный Израиль, где с мая по октябрь не выпадает ни капли воды. Ну, почти. Ха-ха,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments

  • Страховой случай

    Креативчик к заданию из соо про дверь в стене. Выгнала мужа с дочкой в бассейн, а сама села и написала :) Я встретил его на крыльце нашего…

  • Блог темпорального агента

    Выполняю очередное литзадание. На сей раз нужно поехать в прошлое собственной персоной и описать его своими глазами. Я начала думать над заданием и…

  • Бэрримор, держитесь подальше от этих болот!

    Кто сказал, что в Израиле нет своих болот? Бедный, несчастный, пустынный Израиль, где с мая по октябрь не выпадает ни капли воды. Ну, почти. Ха-ха,…