Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Неаполь, день 2, 10.06

На следующий день мы с утра бежали на поезд, следующий до Помпеев. Нам с напарницей предстояло за один день окучить сразу три места: Помпеи, Везувий и Геркуланум, он же Эрколано на итальянском. Наша большая группа на Везувий не собиралась ("там нечего смотреть, одна дыра"), и поэтому мы намеревались рано ее покинуть и дальше гулять самостоятельно.
В Помпеях я купила детский путеводитель с картинками-реставрациями, где на фотографию развалин накладывается трафарет "как оно было", с людьми, утварью и несохранившимися достройками. Мне это очень помогло "оживить" мертвые развалины, вообразить, что здесь было на самом деле.


Мы приехали раньше группы; прошли в город через Морские ворота ("мои" ворота - Porta Marina). Затем походили по местному музейчику. В музее была выставлена еще одна известнейшая фреска, изображающая юношу и его пожилую мать. И еще - глиняные слепки людей, а точнее, пустот, обнаруженных под слежавшимся пеплом. Вот это действительно жутко - скрюченные лежащие человеческие фигуры...
Наконец, наша группа обнаружилась; оказалось, они вошли с противоположного входа, возле амфитеатра, и мы поспешили туда. Следовало пройти по центральной улице до конца, а затем повернуть направо.


На правильную дорогу мы вышли быстро, но она оказалась неожиданно длинной. Мы шли и шли, а она никак не кончалась. Мы шли уже довольно долго по мощеной крупным камнем (точно таким же, как в современном Неаполе) дороге. По краям дороги стояли пустые большие дома. Мы заходили в некоторые из них - по современным меркам это целые виллы, 150-200 кв.м застройки. В середине каждого жилого дома находился неглубокий бассейн. Это была гостиная, она же столовая, и вокруг бассейна когда-то возлежали и пировали члены семьи и их гости. Помпейцы, как и древние римляне, ели лежа - не понимаю, как это может быть удобно :) Лежать на голом мраморном полу, особенно зимой ..По бокам находились комнаты - спальни, кухня, женские комнаты. Стены были выкрашены терракотой или другой краской и покрыты фресками. Крупные фрески по большей части сейчас перенесены в музеи (кстати, как переносят фрески? Выковыривают вместе со стеной?), а маленькие фрески остались. Полы были выложены мелкой, в полсантиметра мозаикой, иногда простенькой, иногда с орнаментом и изображениями. Фрески, роспись и мозаика не были признаком богатого люда - они были в каждом доме, это было принятой нормой. Потолки были очень высокими по современным меркам - 5-6 метров. Во внутреннем дворике часто находился еще один небольшой бассейн, иногда с мостиками и арками. И все, все до единого дома, увиденные мной в Помпеях (и далее в Эрколано) были такой величины. В общем, они тогда очень, очень неплохо жили :)


Дорога все никак не кончалась. Эти Помпеи, даже если смотреть по карте, совершенно огромны. Это не преисторическая деревня в десять домов, это огромный целый город. Целая цивилизация, стертая в один день с лица земли. И если храмы выглядели довольно сильной разрушенными, то дома остались почти такими, как если бы жители покинули их только вчера. Хозяев нет дома, все уехали в отпуск.


Наконец, мы встретили группу. Мы так долго к ней шли, что группа уже закончила смотреть амфитеатр, и тогда мы с напарницей пошли к амфитеатру сами, ведь нельзя же был его пропустить. Амфитеатр действительно огромен. Овальной, а не круглой формы, сравнимый по величине с Колизеем или с полноценным современным стадионом. Посетителей пускали только на арену, туда, где когда-то боролись гладиаторы. Я поискала вход на трибуны, но не нашла. Мы прошли в промежуток между стенами и трибунами, где была выставка, посвященная когдатошнему концерту Пинк Флойда здесь, в амфитеатре. Проход наверх, на трибуны был перекрыт железными заграждениями. Значит, Пинк Флойду можно, а нам нельзя? Я нырнула под заграждения и поднялась на трибуны. Часть каменных трибун сохранилась, а часть была просто каменным склоном, густо заросшим зеленой высокой травой. Я пофотографировала амфитеатр сверху, затем обнаружила еще одно "нельзя", через которое нужно обязательно перелезть - калитку, выходящую на внешнюю стену амфитеатра. Разумеется, я немедленно через нее перелезла и немного пофотографировала снаружи и сверху. Раскидистые фотогеничные кроны сосен там стояли совсем близко и бурно росли нетронутые никем оранжевые маки. Маки в Италии совсем не такие, как здесь - у нас они ярко-алые, классический красный мак, а в Италии розово-оранжевые, будто выцветшие на солнце. Но это их естественный цвет - я не видела там ни одного настоящего красного мака.
Когда я уже спускалась вниз, мне с арены удивленно прокричала какая-то работница музея: "Why are you here?". "I am already not!" - ответила я ей и нырнула обратно в Пинк Флойд.


Мы нагнали группу, но сначала я послушала рассказ чужого экскурсовода о древней пекарне и том, что флаг Италии - это пицца: белая мука, красные томаты и зеленый базилик. На самом деле, конечно, флаг Италии появился задолго до пиццы и использования помидоров, но мне гораздо больше импонирует флаг-пицца!


С группой мы погуляли совсем недолго, посетили дом с фривольными фресками, вероятно, бордель.
И я подумала, что все это напоминает что-то очень хорошо знакомое. Запущенная космическая станция на оставленной жителями планете. Бредбериевский Марс, Звездный Путь. Какая-то недавняя фантастика, и я понимаю, что скорее всего для авторов той фантастики первичными были эти или другие Помпеи, а для меня уже - наоборот.


Затем мы покинули группу, чтобы успеть еще и на Везувий. Я обнаружила, что потеряла солнечные очки, ну да не беда, у меня в Неаполе в чемодане лежала еще одна пара очков.


Выяснилось, что мы не можем поехать маршрутом Помпеи-Везувий, Везувий-Эрколано. У этих квадратноголовых итальянских автобусов так не почему-то работает, они умеют возвращать только в ту точку, откуда взяли.


Ждали поезда на Эрколано Скави целый час, потому что отменили два рейса. Это Италия, детка. Собралась полная платформа народу, все удивительно расслаблены и спойкойны.
Заметила, что после станции Помпеев железнодорожная линия становится одноколейкой. Боже, в каком веке они тут живут?! Потерянные в веках и на железнодорожной карте Помпеи.


Наконец, приехал поезд-электричка. Здесь ходят старые поезда, из каких-то пятидесятых, без намека на кондиционеры. Поезд был набит под завязку, по нему ходили цыгане с гармошкой, бубном и саксофоном, играли "Очи черные" и трясли кепкой с милостыней.
Ощущение временной дыры в прошлое создавала и едущая публика. В Израиле в поездах стоит тишина: все пассажиры сидят, уткнувшись в свои смартфоны. Здесь вместо этого пассажиры охотно беседовали между собой. Причем громко. Очень громко. По-итальянски. Все одновременно! Стараясь друг друга перекричать! Поэтому в поезде стоял невероятный уровень шума, сквозь который вполне органично проникали гудки цыганской гармошки.


В Эрколано ждали автобуса, ели на жаре мороженое, а я угваздала белую майку соком черноплодной рябины из баночки. Так и ходила потом с фиолетовыми пятнами, как твой зашкафный монстр. На остановке продавали местное вино марки "Везувий", и я подумала, каким же должно быть вино со вкусом пепла.
Поднимались на Везувий по узкому серпантину, и автобус сигналил перед каждым поворотом, потому что ширина дороги была примерно равна ширине автобуса.


От остановки автобуса до вершины Везувия вверх еще минут 40 пешком.
Моя напарница шла медленно, а у меня скипидар в заднице медленно ходить не позволяет, и поэтому я поскакала одна, тем более, что в таких сакральных местах силы лучше все воспринимать самой. Слева поднималась гора - бесплодные камни, не черные, а красные - вулканическая порода. Справа - склон, поросший высокой ярко-зеленой травой, розовым клевером, малиновым иван-чаем, желтым цветущим метельником и прочей цветущей белибердой. Внизу простирался город, поодаль - горы, густо покрытые лесом до самой макушки, будто мехом. Слева - мертвый камень, справа - буйная жизнь. А посередине ты, страшно потея на тридцатитрехрадусной жаре, как последний Сизиф, тяжело тащишь себя вверх. Символизм, однако.
Где-то ближе к концу дороги этого символизма стоял киоск, где продавали граниту. Когда жара достигает пика и мозг взрывается, вдруг видишь парня, трущего скребком огромную глыбу льда и выжимающего в эту ледяную крошку сводящий зубы от кислоты сок из свежих лимонов. И все это без единой капли сахара. Потрясающая штука, возвращает к жизни из символизма головного мозга на ура. И да, вот это и есть настоящая итальянская гранита, а не тот буржуйский айс-кафе, который под этим названием продают в Израиле.


Охладившись гранитой, я пошла дальше, уже в обход самого конуса Везувия. Посреди вершины зияла дыра. Нет, ДЫРА. Дырища. Обрыв в большую широкую дырку. Дно видно, причем ничего там особенного не клубится. Тихий, мирный, добрый вулкан. Только понимаешь, что пару тыщ лет назад то, что вышло из этой дырки, уничтожило целую цивилизацию. Сильнейшее ощущение, особенно после Помпеев. Ощущение гигантской спящей мощи, как будто ходишь по хребту огромного спящего дракона.
Чисто физически там действительно не на что смотреть, ну дыра и дыра. Все впечатление от Везувия - оно внутри, глубоко под ногами, глубоко под кожей и внутри исторической памяти.


Я обошла конус вулкана по туристической дорожке, купила две фигурки из черной прессованной вулканической крошки - кота и лису. Лиса Алиса и кот Базилио? В конце маршрута стоял очередной киоск, и там поили местным везувианским вином из деревянных бочек, на жаре безо всякого холодильника. Вино было красным или белым; я выбрала красное, раз уж пить теплым, оно оказалось страшно кислым, как давешний лимонный сок и слегка газированным, так что мне немедленно стало совсем хорошо. В этом вполне мистерическом состоянии я встретила напарницу и она меня фотографировала, как я пьяная лежу на заборе, почти сваливаясь в Везувий. Если бы я на самом деле туда свалилась, то вызвала бы новое извержение и новые Помпеи. Но я не свалилась, потому что крепко держалась ногами, меня на трапеции научили, вот.


На этом мое свидание с Везувием закончилось и мы побежали, опаздывая, на автобус.
Все гадали, успеем мы в Эрколано или нет. Если Помпеи завалило пеплом, и немедленно, то Эрколано залило лавой; но не сразу, и большинство жителей успело спастись. Лава так плотно запечатала дома, что Эрколано сохранился еще лучше, чем Помпеи.
Конечно, мы хотели туда попасть и, конечно, нас пустили, вероятно, последних посетителей.


Здесь ощущение "жители уехали в отпуск" было еще сильнее, чем в Помпеях. Сам город был меньше, и менее помпезный. Да, Помпеи именно что помпезные, чуть ли не треть города занимают храмы всевозможных богов, театры, площади, амфитеатр, открытый спортзал и прочие общественные здания. Эрколано же был, скорее, городом мастеровых, городом домов, а не храмов. На каждом доме теперь написано, какой ремесленник там проживал, и часть можно понять по устройству дома и по фрескам внутри. Сами фазенды, кстати, такие же огромные, как в Помпеях, но тут я увидела одно отличие: в Эрколано сохранились вогнутые крыши с квадратной дырой посередине, ровно над обеденным бассейном, вокруг которого эти обедающие возлежали. Они собирали в бассейн дождевую воду! В потолочной дыре были видны стоки, некоторые в виде причудливых собачьих или драконьих голов, ну чистые горгульи Нотр-Дама, только за полторы тысячи лет до тех горгулий...
Над Эрколано высился Везувий, присматривая за городом сверху; пахло мелкой медовой травой и кустами жасмина.


А нас по дороге обратно наградили сыром.
Нам попался сырный магазичик, причем с ценами явно для местных; вот где я сильно пожалела, что у меня только ручная кладь, причем еще по дороге в Италию чемоданчик с трудом закрывался. Но я же не могла не купить сыр! Я взяла приличный кусок пармезанного Гран Падано, и плавленый Бель Паэзе, и таинственный почерневший сыр Провола, который продавали в мешке с сывороткой, как моцареллу. И мне хотелось взять еще и еще, но я понятия не имела, как это все упихать в мой крошечный чемоданчик.


Было принято решение не жрать пиццу прямо тут, в Эрколано Скави, а сначала вернуться в Неаполь. Решение оказалось абсолютно правильным, потому что мы встретили на вокзале других девиц из нашей группы и пошли жрать пиццу уже вчетвером. Мне уже было плевать на все калории на свете и хотелось сожрать пиццу - огромную, жирную, горячую пиццу с миллионом калорий.
Всё-таки неаполитанская пицца - самая вкусная на свете. Мы смотрели, как ее выпекают в полукруглой выложенной изразцами печи, и она, пицца, была тончайшей, с пухлой хрустящей, чуть подгорелой корочкой. Мы заказали три разных пиццы: с моцареллой буффало, четырьмя сырами и анчоусами, и нам снова выставили литр холодного белого вина, а потом еще один, и я одна выпила не меньше поллитра, так что уже не отличала моцареллу буффало от пуциреллы пугало, но четыре сыра и анчоусы были вонючими достаточно, чтобы быть вкусными. Я с трудом добралась до квартиры и напарница долго выковыривала меня из кресла, в котором я пыталась заснуть поперек, ногами вверх.
Tags: Неаполь 2019, Привет ноосфере
Subscribe

  • Не палкой и не пальцем!

    Завтра я вырвусь на свободу. Завтра я улечу туда, куда даже не мечтала, а точнее, старалась не мечтать. На целых две недели. В одиночку (а точнее, с…

  • Неаполь, день 1, 09.06

    На следующий день мы с напарницей по квартире бежали утром к археологическому музею, где встречались с группой. Она показала мне лифт. Эта такая…

  • Неаполь, встреча (8.06 - вечер)

    Неаполь встретил меня по-итальянски. Время течет, все течет и меняется, позади великая история, впереди великое будущее, и поэтому зыбкая текущая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments

  • Не палкой и не пальцем!

    Завтра я вырвусь на свободу. Завтра я улечу туда, куда даже не мечтала, а точнее, старалась не мечтать. На целых две недели. В одиночку (а точнее, с…

  • Неаполь, день 1, 09.06

    На следующий день мы с напарницей по квартире бежали утром к археологическому музею, где встречались с группой. Она показала мне лифт. Эта такая…

  • Неаполь, встреча (8.06 - вечер)

    Неаполь встретил меня по-итальянски. Время течет, все течет и меняется, позади великая история, впереди великое будущее, и поэтому зыбкая текущая…