Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Categories:

Еще не поздравлялка. Зарубка на дереве

Мало подвигов, говорю я себе, мало подвигов.
Мало стреножила коней и срубила горящих изб.
Текстов написала катастрофически мало.
Мало выгоняла чертей.
Мало приглашала чертей на ПМЖ.
Что ты принесла в мир в этом году, что ты взяла от мира?
Очень-очень мало.
Но все же...
Пожалуй, прошедший год был годом Дома и Сумасшедшей Тушки.


Все началось с того, что полтора года назад Сумасшедшая Тушка насмотрелась на кувыркающихся на акробатике детей и заявила: "А нефига! Я тоже так хочу." Это называется, седина в голову, а маразм в ребро.
Мироздание покрутило пальцем у виска и выдало мне взрослую группу акробатики. Оказалось, что тело за последние сорок лет стала старым, негнущимся и неподъемным. Сумасшедшая Тушка сказала "А нефига!" и продолжила ходить в группу. Впрочем ненормальных бальзаковского возраста оказалось слишком мало и через полгода взрослая группа закрылась.
Тогда Сумасшедшая Тушка снова заявила: "А нефига!" и несмотря на сопротивление тренера, записалась в детскую группу все той же акробатики. И чувствуя себя последней идиоткой, трясла неуклюжими телесами позади звонких и ловких подростков.
Потом пришло лето, и детская группа тоже закончилась.
Тогда Сумасшедшая Тушка заявила: "А нефига!" и нашла себе паркур. Который тоже весьма акробатика, но гораздо более жесткая и безумная.
Успела отпрыгать два урока и заболела редкостной неврологической гадостью, превратившей ее,тушку, на два месяца в жалкую болящую тряпочку.
Сумасшедшая Тушка сказала: "А нефига!", дождалась, пока гадость начнет отступать, начихала на предупреждения врачей и вернулась на паркур.
И обнаружила, что мышцы спины и руки после болезни не хотят работать. Вообще, отказываются напрягаться.
Но ведь у меня остались ноги!
Я, которая никогда в жизни, даже в школе, не умела не то что перепрыгнуть, но даже запрыгнуть на козла.
Я, которая никогда не дотягивала до нормативов по прыжкам в длину.
Я, маленькая, приземистая, толстоногая, с огромной тяжеленной задницей.
Я научилась правильно запрыгивать на кубик.
И на сложенные друг на друга шины.
И на высоченного козла - нет, не перепрыгивать, но хотя бы приземляться сверху.
И этого было катастрофически мало - когда все улетали на юг, я гордо запрыгивала на кубик.
И тогда я поняла, что для того, чтобы правильно прыгать, надо научиться летать.
Причем летать хорошо. Красиво, технично, естественно.
Сумасшедшая Тушка сказала: "А нефига!", ушла с паркура и записалась на воздушную акробатику.
Летать я пока не научилась, но уже повисела на трапеции вниз головой. В летучую мышь пока не превратилась. Даже не знаю, хорошо это или плохо.

А еще мы построили Дом. Это был невероятно сложный проект. Проект, который выжал нас подчистую - наши силы, здоровье, деньги. Проект, пошатнувший наши рассудки и семейные узы и едва не лишивший меня работы. Но мы выдержали. Мы довели его до конца. Мы не разорились, не развелись и не сошли с ума. Мы построили настоящий новый, продуманный, вылепленный, выпестованный до последнего гвоздя, собственный Дом.
И теперь я каждый день возвращаюсь домой, вижу свет в высоких витражных окнах с голубыми шторами и понимаю, что он меня ждет.
И каждый день возвращаясь чувствую, что он волшебный.
Настоящий живой волшебный Дом.
Как живая вода.
Тот, кто заменит ночь на день, разбудит, поднимет, оживит.
Тот, кто заменит день на ночь, обнимет, убаюкает, унесет.
И когда неделю назад я заболела дурацким орз-вирусом - конечно же, от усталости, я всегда болею только от усталости. Мне хватило больничного ровно на один день - я просто отправила всех домашних в школу и на работу, и осталась, и укуталась, как в плед, в тишину Дома.
Легла спать в гостиной на диване. Пока я спала, пошел дождь, и я долго слышала его сквозь сон.
И проснулась совершенно здоровая. Проснулась самой собой. А дождь в тот же вечер ушел, и больше пока не возвращался.
У нас теперь есть огромная веранда, где можно поставить столы для гостей.
У нас есть чердак для Карлсона, заставленный всякой утварью, где на скатах крыши висят картины, расписные деревянные доски и все то, что не нашло себе место в доме. Там живут черти и туда любит лазить Джессика.
У нас в туалете висят меч, коллекция ключей и коллекция колокольчиков, а над компьютерной будкой - серп и молот, и Колеса Времени, и табличка для Тардиса.
У нас абсолютно сумасшедший дом, но только голубой, бирюзовый а не желтый.
Бирюзовое сумасшествие - самое веселое и правильное.
Tags: Жызнь, для меня
Subscribe

  • Дырка

    Выхожу из офиса в уборную, смотрю - стоит мужик по плечи в потолке. Нижняя часть мужика на лестничке качается, голова где-то в небесах второго этажа.…

  • Ржа и инвертная колбаса

    Приснилось новое слово - ржа. Это то, над чем ржут. Наверное, укороченное от ржака. Но ржа мне нравится гораздо больше. *** Вчера за завтраком.…

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Дырка

    Выхожу из офиса в уборную, смотрю - стоит мужик по плечи в потолке. Нижняя часть мужика на лестничке качается, голова где-то в небесах второго этажа.…

  • Ржа и инвертная колбаса

    Приснилось новое слово - ржа. Это то, над чем ржут. Наверное, укороченное от ржака. Но ржа мне нравится гораздо больше. *** Вчера за завтраком.…

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…