Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

День третий. Чикаго, даунтаун.

Я зла на чикагские поезда. Во-первых, это не поезда, а консервные банки, жестяные блестящие консервные банки. Целые составы гремящих банок на веревочке.
А, во-вторых, в них нет розеток для телефонов! Где это в современном мире в поездах нет розеток для телефонов, а?
Я не смогла позвонить Максу, чтобы меня встретили на станции поезда. Потому что у меня топологический кретинизм. Особенно ночью. Особенно в незнакомом городе.
Тоже мне, Америка.

Конечная станция нашего поезда называется Fox Lake. "Где поезда на Fox Lake?" - спросила я на станции. У служащего произошла когнитивная заминка. "Ааа, Факс Лейк! Вам туда, мэм!"
Эти чертовы американцы произносят Факс Лейк. Да-да, озеро факсов. Полное потерявшихся в дороге факсов. Или, наоборот, пришедших. Городская свалка факсов. Или кладбище.
И вообще - "What does the fax say?"

Чикаго встретил меня...амишами. На центральной железнодорожной станции стояли три гнома. С длинными белыми бородами, в соломенных шляпах, в синих рубахах с характерными жилетками. Одетые абсолютно одинаково. Я залюбовалась.
Далее стояли гномьи жены, в однотонных закрытых платьях и черных чепцах, а с ними гномьи мужья, отличающиеся от старцев только отсутствием бороды и цветом шляп: не желтые соломенные, а черные широкополые фетровые. И также одетые абсолютно одинаково.
В зале сидело еще несколько, отличающихся цветом жилеток и чепцов.
Гномы, а может, хоббиты.
Невероятные, нездешние, из каких-то фильмов. Массовка из малобюджетного фильма, сэкономившего на костюмере и заказавшего всем одинаковую одежду.
Прелесть.

Я ходила по даунтауну целый день, отмерив его весь ногами - протопала километров двадцать, а, может, тридцать.
Все пыталась понять, как я к нему отношусь.
Я не люблю небоскребы. Я пыталась их понять, я пыталась найти в них красоту - футуристичную, стеклянную, мощную красоту.
Красота в них есть. В тех, что ар-деко - можно часами рассматривать все эти завитушки. И в тех, что модерн - черные, синие, стальные стеклянные глыбы, уходящие в небо. Апокалиптичная такая красота, холодная, острая.
Я не смогла их полюбить. Они похожи на замки Снежной Королевы. Они похожи на горы черного льда, которые не хочется покорять, но которыми можно любоваться. По вечерам в этих глыбах неравномерно загораются огоньки.
Они похожи на замки Саурона.
Они похожи на чужие ракеты.
Они похожи на лезвия мечей, но, в отличие от холодного оружия, их не хочется брать в руки.
Они похожи на ложе гигантского йога, тренирующегося спать на гвоздях.
Они дотягиваются до неба, супротив ему, и небо отражается в них серым, черным, дробясь и теряя облака.
Те,что стоят плотным лесом, не отражают ни неба, ни людей, но лишь самое себя.
А лес они образуют отличный. Плотный, с глубокими черными тенями-колодцами. В жару там прохладно. А ночью там обретаются бездомные и персонажи городского фэнтези.

В принципе, Чикаго отнесся ко мне неплохо. Угостил амишами и фермерским лавандовым мороженым со вкусом мыла. Никогда не ела мороженого со вкусом мыла.
И выставил на всеобщее обозрение деревянные ведра с яблоками. Это я Нунциете обещала деревянные ведра с яблоками, с картины. Правда, я думала, что ведра найдутся у амишей. А оно вон как, амиши отдельно, а ведра отдельно.
То, что с персиками - копия с картины. Светлое берестяное ведро ведро на боку, с наполовину высыпавшимися красными фруктами. Хотя и с персиками.
А с яблоками тоже было, правда, с зелеными.
А красные яблоки были для меня - в парке рядом с причалом - целая аллея декоративных яблок-дичков, крохотных и сладких. Яблонька с наливными яблочками.
А рядом паслись гуси-лебеди. Правда, их было не одиннадцать, а намного больше. Но кто ж их считает.
Может, они тут, как гуси Рима, на страже города.
А то вдруг какой апокалипсис.

Знаете, чем я занималась в поезде по пути в Чикаго? Сортировала камни. Потому что оказалось, что я забыла достать из рюкзака камни, собранные на берегу, WindpointHouse, том, где стоит самый высокий действующий маяк на озере Мичиган.
На озере нужны маяки. Да, это смешно, но на озере нужны маяки. И другого берега категорически не видно. И там бывает туман, и настоящие шторма.
Возле маяка стоял бинокль, в который слеловало опустить кварту, и тогда он показывал обломки корабля, в двух милях от берега. Настоящего затонувшего в шторм корабля.
А на маяк нас не пустили. Оказалось, что он открыт только в первое воскресенье месяца. Странно, но на сайте такого не было написано.
И тогда мы пошли на узкий пляжик, рядом с ним. Помочили ножки в озере Мичиган. Вода холодная, и по воде ходят пресные морские волны, а на волнах, как пенопластовый буек, качается чайка.
Долго качалась, пока мы не ушли.
Мы набрали там камней, обкатанных несоленым морем: круглых и пятнистых, похожих на перепелиное яйцо; плоских и горбатых, как спины динозавра; черных и блестящих; зеленых бутылочных стекол, превратившихся в гладкие детские сокровища.
Я подарила Чикаго два камня - пятнистую пуговицу, пузатую с одной стороны и плоскую с другой, и крупный "бумагодержатель" - красный в черную зебру.
Положила их в парке под кусток.
Заплатила за наливные яблочки.
Tags: Чикаго-Нью-Йорк 2016
Subscribe

  • Обращение к френдам

    Уважаемые френды! Давайте придумаем вместе, как нам отмечать понравившиеся или непонравившиеся посты, так, чтобы это прилично выглядело в ЖЖ и…

  • Для лингвистов-дилетантов

    Не знаю, насколько точно, но мне нравится :) Хотя, если они написали на иврите полную абракадабру и к тому же начали слово с буквы, на которую слово…

  • Cамые странные изобретения

    И еще интересное - самые странные изобретения. Детская коляска на случай газовой атаки абсолютно убила, бррр. Даже не хочу к себе такое копировать.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments