Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Монолог машины

Очередное задание из нашего text_training. Написать историю или письмо от имени домашних нечеловеческих обитателей - например, кошки, домового, входной двери - любого одушевленного или неодушевленного предмета.
Я получила письмо от своей бывшей машины :)

Привет, хозяйка, как ты там, без меня?
У меня все хорошо, новый хозяин меня весьма жалует, моет вовремя, чинит, как полагается. Мы с ним близнецы-братья, бодрячки пенсионного возраста, оба скрипим, как старые телеги, у обоих масло подтекает, генератор сбоит, пружины в обшивке кресел просели - возраст, возраст!
А водит он меня совсем по-другому. Я давно заметил, каждый наездник пришпоривает по-разному, кто резко, с силой и нетерпением, кто осторожно, прислушиваясь к переключению скоростей, будто переключает их в себе сам. Ты водила нежно, едва касаясь, давая мне возможность переключиться самому - с первой, самой тяжелой, когда, как гору, сдвигаешь с места стопудовую тушу, поднимаешь ее, как силач перегруженную штангу - на вторую - волочешь ее, как лошадь телегу, шуршишь копытами по асфальту, третью, затем четвертую, пятую - сердце стучит ровно, старое, черт возьми, уже сердце, но еще молодцом, хотя и слегка с одышкой, судя по оборотам двигателя. Быстрее, быстрее, вперед! Я могу, я еще умею летать! Жаль, что здесь не взлетная полоса, а шоссе с радарами скорости, а то бы взлетел! Честное слово, взлетел бы!
Помнишь, ты называла меня ТАРДИС? Космическим кораблем, полным неожиданностей. Древней колымагой с собственным неповторимым характером.
Признаюсь, истерил я, устраивал сцены, достойные грошовых театров, когда ты, сидя во мне, мечтала об этом самозванце, прекрасном юном создании. А он уже летел к тебе, на всех парах. Синий, свежий, с гладкими, вощеными, нетронутым ни коррозией, ни авариями бочками. С круглыми и одновременно раскосыми, как у всех азиатов, глазами. Поигрывающий упругими креслами и новой стереосистемой плейбой. Плейбой с рекламной картинки - вместо верного коня, да как ты вообще могла?!
Я возил тебя тринадцать лет. Тринадцать лет - неплохой срок для брака, не правда ли? Ты с первым-то мужем жила меньше. Я того, человеческого, имею в виду. Хотя я его совсем не видел.
А помнишь, как ты везла во мне двухметровый шкаф? Прямо внутри салона, только сложив задние кресла? Не каждая машина может таким похвастаться.
Мы возили кресла, кровати и матрацы, привязав их к крыше. Особенно смешно было везти матрац - он все время съезжал на лобовое стекло, и ты ругалась, что ничего не видишь. А потом водружала его обратно, и тогда волновалась, что он отцепится, и улетит на шоссе, и будет шоссе летающих матрацев. Но мы доставили его благополучно.
А помнишь, как мы познакомились? Я стоял на площадке для подержанных машин - новенький, будто вчера сошедший с конвейера, и солнце слепило, отражаясь от моего хромированного, без единой царапины, бампера. Пять лет, будто один день - мужчина в полном расцвете сил. Длинный, широкий, импозантный, как Мерседес, нет, я гораздо лучше всяких мерседесов - натуральный, исконный японец, японской сборки - меня сама япона мать в дальний путь собирала! Это современные япончики хлипенькие пошли, одно название, что японцы, а, на самом деле, их китайцы в Мексике собирают. А я - урожденный, коренной, последний из Могикан!
А помнишь, как у меня сердечный приступ случился? На подъеме к Иерусалиму - тяжело, натужно, воздух становится разреженным, вот сердечко-то и не выдержало. Один клапан, то есть цилиндр из четырех, сыграл в ящик. А вам деваться было некуда, гостиница на Мертвом Море уже заказана. "Давай, полегоньку, помаленьку, забирайся," - твердила ты. Я хрипел, задыхался, глох, через каждые двести метров, но мы преодолели эту гору. Дальше было уже легче - чуть ли не до самого Мертвого Моря катились на нейтралке.
А потом поднимались обратно - по самому трудному в моей жизни серпантину. Знаете, что такое - триста километров на трех цилиндрах, вместо четырех? Из них добрая треть в гору.
Я сделал невозможное. Так в ремонтном гараже сказали, они страшно удивились: как вообще такое возможно!? Я - герой.
И поэтому ты, вместо того, чтобы отправить меня на свалку, подарила мне новое сердце. Как Железному Дровосеку - только тот совсем без сердца ходил, интересно, как?
Новый мотор был и вправду новым, почти без пробега. Ррраз-два, стартую, как лечу, я мальчишка, едва сошедший с конвейера. Дышу полной грудью, несусь, как сумасшедший марафонец, все дороги впереди, все дороги - мои.
Знаешь, сколько мы исколесили с тобой? Когда ты впервые села в меня, на счетчике было девяносто тысяч километров. Когда счетчик дошел до тысячи, он застрял, и еще пара сотен тысяч километров осталась незасчитанной. А потом счетчик освободили, и ты проехала еще триста тысяч. Всего полтора миллиона километров. Ты, представляешь, сколько это? Мы 37.5 раза обогнули Землю по экватору или два раза слетали на Луну. Почти два раза, эх, подождала б ты еще годик, мы бы точно вернулись с Луны обратно.
А так у меня все хорошо. Генератор вот сбоит, и ремни, его держащие, опять растянулись - что-то к старости я стал больше кушать. Но это, право слово, ерунда. Я еще молодцом!
Как там твой юный любовник? Прости, что я его так называю, но по-другому я не могу. Ты называла его "Дитя ТАРДИСА". А я был тем самым, единственным в мире, космическим кораблем и машиной времени. Второго такого нет, помни это.
Надеюсь, дитя тоже научится всем этим хитрым тайми-вайми. А мой новый владелец даже не знает, как они включаются. И я ему ни за что не покажу.


А история, собственно, такова:

Полгода назад я продала Ниссан Альмера, верно служивший мне с 2002 года. Машине было уже 18 лет, при этом она была на полном ходу, хотя в последние пару месяцев, пока я ждала получения новой машины, начала изрядно капризничать - то ремень полетит, то сцепление. А "молодого любовника", или Дитя ТАРДИСа, пришлось ждать так долго, потому что синих не было в наличии, а ТАРДИС должен быть непременно синим. Вот он и летел ко мне с дальнего края Галактики и из того будущего, которое представляли в прошлом. Потому что оказался он внебрачным сыном ТАРДИСа и Энтерпрайза, причем Энтерпрайз, которого капитан Кирк называл "она", определенно, был мамой.
А автомобиль для меня - мужчина, хоть ты тресни. Хотя "машина" - женского рода, что по-русски, что на иврите.
И оба моих машины-мужчины, разумеется, ручники, только на ручнике ты полностью управляешь машиной, сливаясь с ней в единое четырехколесное целое.
Tags: Глупости, Жызнь, Креатифф, Разминка пальцев
Subscribe

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Много осени в ленту

    Настала зима. Наступила израильская осень. Именно так, и мы честно два дня подряд ходили по ботаническим садам, фиксируя эту осень. Отмечая про…

  • Первый дождь

    Сегодня я проснулась от детских воплей: "Дождь! Дождь". И этом мои дети-совы, которые ложатся ближе к заре и которых обычно к школьным…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Много осени в ленту

    Настала зима. Наступила израильская осень. Именно так, и мы честно два дня подряд ходили по ботаническим садам, фиксируя эту осень. Отмечая про…

  • Первый дождь

    Сегодня я проснулась от детских воплей: "Дождь! Дождь". И этом мои дети-совы, которые ложатся ближе к заре и которых обычно к школьным…