Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Спаси меня (начало)


Я должен найти Катюшку. На этом чертовом астероиде. А, может, на соседнем. Он у меня уже двадцать восьмой по счету. "Точно, здесь," - сказал Пауэлл. Черт бы побрал его космическое "здесь", растянувшееся на полпарсека. Катюшкин аварийный сигнал был получен именно отсюда, но из-за естественных в этом секторе помех, невозможно точно определить источник.
Вот он передо мной - серый камень, размером в полнеба, ничем не отличающийся от сотен других в этом бермудском треугольнике, затерянном в космической провинции, на краю света.
Господи, и как ее сюда занесло?
Как ее вообще занесло в космогеологи?
Не раскисать, Вадим, не раскисать!
Главное сейчас - найти Катюшку.
Господи, я ж только сейчас врубился, насколько она мне нужна. Именно сейчас, когда одним космическим чертям известно, куда ее могло занести.
Я облетаю эту неровную мертвую глыбу, скрывающую в своих обрывах и кавернах всевозможный космический мусор, среди которого, наверняка, торчат нержавеющие останки заблудившихся кораблей - без атмосферы они так и остаются навечно памятниками самим себе и саркофагами всей команде.
И, если повезет, - Катькину исследовательскую таратайку, рассчитанную на команду из трех человек.
Я чуть не убил Пауэлла за то, что он ее бросил. Мозгом понимал, что аппендицит бывает раз в жизни, это стечение обстоятельств, и даже определенная везуха - когда тебя схватывает на крупной транспортировочной станции, где есть не только простейший медробот, но и настрящий врач-хирург.
Пауэлл стоял в больничном комбинезоне и смотрел мне вслед. Кажется, он винил себя, но я, сквозь гнев и отчаяние, не хотел этого слышать. "Катрин училась навигации", - оправдывался он. - "У нее пятьсот килопарсеков в летной книжке, она не новичок."
"Вы не должны были стартовать вдвоем", - сказал я ему.
"Нас было трое - полный экипаж", - он снова оправдывался.
"Мужик и две бабы", - в сердцах бросил я. - "Из которых одна беременная"
"Джессику поэтому сняли с дистанции", - пожал плечами Пауэлл. - "Космическое облучение вредно для плода, и все такое".
"И вы не повернули обратно".
"Я думал, мы справимся", глядя в пол, произнес Пауэлл.
Я виделся с ним ровно месяц назад. Катька пропала за шесть дней до того. В этих стандартных исследовательских катерках марки "Аurora - 116XB" всего запаса кислорода и воды - месяца на два, не больше.
Проблема в том, что аварийных сигналов больше не было.
А это означает либо, что аварийная радиосистема вышла из строя, либо, что сигналы подавать просто некому.
У меня есть еще три недели, чтобы надеяться на первое.
Двадцать восьмой астероид, двадцать девятый, тридцатый.
Тридцать пятый, тридцать восьмой.
На пятьдесят втором я нашел пропавшую двадцать лет назад экспедицию Балмера. Сам Балмер отлично сохранился в вакууме, почти как живой. Я передал в аварийную службу точные координаты - должны прислать эвакуатор уже на этой неделе.
На шестьдесят седьмом моя посадка вызвала внезапное астероидотрясение, я едва успел стартовать обратно, перед тем, как он раскололся, распался весь, как китайская головоломка.
На сто восемьдесят девятом, через два месяца надежды и еще полтора безумного шанса, я, наконец, отрапортовался начальству и повернул обратно.
А мимо, в черном отчаянье космоса, проплывали и тонули, как камни в море, астероиды. В своем обратном порядке.
В рапорте я предложил назвать этот пояс астероидов Катюшкиным именем. Дурацкий памятник, крохотный маячок в космосе - пусть хотя бы так.

                                                                                ***

Звук проявляется раньше, чем изображение. Дробный, поспешный стук копыт. Я несусь через прерии...Бог мой, какие прерии? Я скачу через желтые выколошенные поля, и рыжая солома пыльным облаком летит мне вслед. Я скачу через все еще зеленые, сочные коровьи луга - они будут стоять изумрудными до самой зимы. Деревья уже тронуты желтизной - но сейчас мой взгляд не лежит на них, - мне нужно успеть.
Успеть во что бы то ни стало.
Я нашел его, я выкупил его, потратив почти все оставшиеся от отцова наследства деньги, и сменил уже шестого коня, чтобы успеть.
Я в дороге уже четыре месяца. Бог видит, я понятия не имел об этом обычае, а, когда узнал, они все равно все, как один, крутили головой и пожимали плечами. "Дракон никогда не просыпается по расписанию,"- чинно разводил увешанными кольцами руками бургомистр. А потом отошел в сторонку и доверительно добавил: "Осенью. Судя по имеющимся хроникам, это всегда бывает осенью."
Я успею. Я должен успеть, у меня просто нет другого выбора.
За седлом перекинут весь мой скромный скарб - шерстяной латаный плащ, служащий мне также одеялом, и громыхающие, как сотня пустых консервных банок, тяжелые, как гравитационный скафандр, кованые доспехи. Какое же счастье скакать без них! Чрезвычайно неудобная вещь, я вам скажу. Они достались мне в наследство от отца, а тот, как известно, был ростом с деревенскую колокольню и толщиной с водяную бочку, вот его доспехи и болтаются на мне, как тыква на пугале.
Доспехи гремят, стучат, звенят, и к этой кузнечной какофонии добавляется глубокий музыкальный гул - так звенит гитара. Моя старая шестиструнка в вытертом кожаном кожухе, вся в наклейках еще с тех пор, когда я разучивал аккорды. Или здесь еще нет? Гитара мне просто необходима, какой же я теперь странствующий рыцарь без гитары?
Я привез тебе новую балладу, о прекрасная Катарина! О луне и о моей жесткой сенной постели, и о твоих глазах, сверкающих в ночи ярче любых созвездий!
Главное - успеть.
Теперь я, конечно, понимаю, почему они так ликовали, когда ты, обнаружив заброшенную усадьбу с крепким домом, решила остаться в этом провинциальном городишке на краю земли. К тебе тогда пришла целая делегация с бургомистром во главе, хлебом-солью встречали, бражку всем страждущим раздавали. Тебя от налогов в городскую казну освободили. Ты еще удивилась: "На сколько?" "Навсегда!", - ответили тебе.
Ты была довольна: огромный каменный дом, с полной кухней, поленницей и амбаром - как на заказ, и все даром, совершенно даром!
"Только кухонного комбайна тут не хватает", - смеялся я, а ты махала рукой: тише ты!
Теперь-то мы знаем, чему они так радовались, едва увидев тебя.
Только почему ты не уехала тогда, когда объявили, что дракон выбрал именно тебя?
Ты не верила, я помню.
"Что за анахронизм," - говорила, "раз в год поедать самую красивую девушку города? А чем тогда он питается все остальное время? Мелкими грызунами? Я наберу ему целый мешок кротов и полевок, и мы отлично подружимся. Ведь он не злой, дракон. Я читала, что драконы сами по себе вовсе не злые."
"Так заведено," - важно отвествовал бургомистр. - "Так делали наши отцы, и отцы их отцов. Это дань, которую платит город. Если не задобрить дракона, он спалит весь город дотла."
"А если не найдется отменной красавицы?" - спросил я его.
"Тогда он принимается за дурнушек," - буднично сообщил бургомистр.
"Я убью дракона," - сказал я ему.
"Ты не сможешь," - ответил он безразлично. - "Его шкуру не берет ни один меч. Он в огне не горит и в воде не тонет. Дракон - он и есть дракон."
"Я сам пойду вместо нее," - сказал я ему.
"Не выйдет, - тем же ровным тоном сообщил староста.- "Во-первых, дракон уже сделал выбор, а, во-вторых, он не ест мужчин. Убить, конечно, убьет, а есть отказывается."
"Лучше уезжай," - с внезапным сочувствием сказал он. - "Найди себе другую дульсинею, мало ли их вокруг?
А нам нужен дракон. Он привлекает туристов, понимаешь? У нас и на гербе дракон, и на столешницах, и рушники с драконом хорошо продаются, и даже сладкую клюкву продаем под маркой "Драконова ягода".
И я уехал. Проехал мимо постоялого двора "Логово дракона", мимо трактира "Драконьи ребрышки", где хозяин всякий раз извинялся, что свежих драконьих сегодня нет и предлагал вместо них свиные.
И в каждом постоялом дворе я предлагал шесть золотых тому, кто знает, как победить дракона.
Много было желающих. Одни предлагали залить дракона горящей смолой, другие - заморозить в льду, третьи - утопить в ста бочках пива.
А в один вечер ко мне постучался монах, и не открывая лица, прошептал, что меч из настоящей тридентской стали, в тысячу раз прочнее дамасской, способен разрубить шкуру дракона. Но такие мечи стоят, как целое подворье, ибо каждый из них равен жизни десяти кузнецов, что куют его, стоя над жерлом вулкана.
Я отыскал один из этих мечей, я выкупил его у коптского короля, потратив все свое состояние.
Он и вправду великолепен, насколько я понимаю в мечах, и удобно лежит в руке, и рвется в битву; он столь остер, что свиную тушу резал, будто соты, а падающий лист, не давая ему долететь до земли, обращал в мелкую рваную труху.


Мне не дали убить дракона. Его логово охраняли два угрюмых плотно сбитых детины в доспехах городской стражи. Когда я заколол одного из них - тридентская сталь способна прорубить железо, на меня навалился еще десяток таких же угрюмых "железных дровосеков".
Бог мой, ну почему я не догадался сам?
Они убили ее сами, представляете?
"Сие есть акт милосердия к прекрасной юной жертве. Ведь, знаете ли, это больно и неэстетично, когда дракон начинает поедать прекрасную девушку заживо. Она тогда станет вырываться и кричать, и толпа, собравшаяся на ежегодное действо, может ее пожалеть. И тем самым нарушить традицию."
Бургомистр важно восседал на стуле с высокой спинкой, как на троне. Говорил негромко и отчетливо, и тишина была такой, что каждое слово казалось ударом, как капля воды в китайских казнях.
"Я предлагаю сделку", - произнес он буднично, как на рынке. - "Тело в обмен на меч. Ну как, по рукам?"
"А как же то, что именно Катарину выбрал дракон?" - я с трудом произнес ее имя.
"Дракон слеп. Он не отличит красавицы от дурнушки. Но ты не должен никому об этом рассказывать. Ни одной живой душе. Пусть это также будет частью сделки. Пишите", - он махнул рукой писарю.
О прекрасная Катарина, я привез тебе новую балладу.
Tags: Бредогенератор, Креатифф, Портал из комнаты в комнату
Subscribe

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Много осени в ленту

    Настала зима. Наступила израильская осень. Именно так, и мы честно два дня подряд ходили по ботаническим садам, фиксируя эту осень. Отмечая про…

  • Первый дождь

    Сегодня я проснулась от детских воплей: "Дождь! Дождь". И этом мои дети-совы, которые ложатся ближе к заре и которых обычно к школьным…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments