April 28th, 2016

slon

Дыброскоп

Улица, перпендикулярная Атлантическому Лесу, сейчас празднует осень. Желтые листья кружатся над машинами, собираются в стаи и застилают дорогу. Часть деревьев уже совсем опустела, часть - стоит красновато-бурая. Может, у них там Австралия, думаю я. Где-то в тех краях должно находиться австралийское посольство - суверенная территория, со всеми сопутствующими атмосферными явлениями. Не удивлюсь, если однажды утром встречу на перекрестке кенгуру.

А буквально рядом с нами как-то вечером я заметила посреди полей  столп света. Теперь я знаю, как это бывает - широкий и густой, словно состоящий из чего-то плотного и зримого, что можно потрогать и даже набрать в мешок - про запас. Мощнейший - ни одна заблудившаяся машина не даст такого яркого и плотного снопа. Каюсь, не поспешила я знакомится с будущими земными захватчиками. Меня ждали Джессика Джоунс, дети и ужин, который сам, без меня, готовиться не желает.

Кстати, о Джессике. Когда она спит, явно вспоминает себя в человеческом обличье - спит, как полагается, вдоль кровати, кошачьей головой на подушке. На моей подушке, между прочим!
Правда, когда у нее хватачее и кусачее настроение, ее самоидентификация явно далека от человеческой.
Коньяк пока не пьет, двери вышибает за так, взлетает на ту же многоэтажную высоту - если считать не в людях, а в кошках.

А подарки в наше время, оказывается, приносит не фея или Дед Мороз, а почта. Строго говоря, это недалеко от правды - пока получишь заказанное, напрочь успеваешь забыть, что же заказал, и полученный конверт оказывается внезапным сюрпризом - от себя прошлого себе настоящему.
А у детей - и вовсе:
- Что-то я давно не получала подарков, - заметила Элинор, видя, как я убираю в шкаф свежеполученные кроссовки для Томаса.
- Каких подарков? - спрашиваю.
- От почты, - объясняет ребенок. - Ведь подарки получаем от почты!
А что, почта даже лучше Деда Мороза - приносит подарки круглый год.