April 23rd, 2016

elf

Песах

Вчера обнаружила, что огромые, размером со свадебные, букеты можно нести по-всякому: на плече, как вязанку дров, наперевес, как младенчика и под мышкой, как порося. А еще их можно забыть на прилавке рынка, увлекшись перебиранием перезрелой папайи. А потом вспомнить, что кроме сумок и рюкзака, здесь была еще такая, несуразная по своим размерам и эльфийской цветочной пышности, вязанка. А потом, посреди горок нектарин и листового салата, навстречу выйдет марокканский упитанный ангел в белой, почти чистой футболке. И с широченной улыбкой поздравит с праздником и вручит тебе твой собственный букет с таким видом, будто только что его купил, и купил именно для тебя.

А потом я шла к перекрестку, несла этот ангельский веник, и айсберг ледяных рыб, и четыре кило поздней мятой клубники и четыре папайи, из которых две пришлись в подарок ("чтобы ты обо мне хорошо думала"). А я думала вовсе о том, что еще долго буду носить рыночную снедь в рюкзаке, как когда-то папа картошку, и никогда-никогда не перейду на пенсионерскую каталку. А впереди шла пара - выросший мальчик в белом халате нес продукты, а старая, вся согбенная, бабушка медленно и бережно, чтобы не разбить, несла самое себя.

А потом я подошла к этому перекрестку, где зеленый для пешеходов включается кнопкой, но не мгновенно: автомат сначала отвечает женским механическим голосом: "Ваша просьба принята" и долго, крепко о чем-то думает, и тогда возникает сильнейшее чувство, что выполняют совсем другую просьбу, ту, которую еще даже не успел выразить словами.

С праздником, я хотела сказать!