Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Categories:

Дельфы и Корикийская пещера (Corycian cave)

После приключений на закрытой территории и вкушения даров Афины: миндаля и наливного яблочка, подходим к легендарному Кастальскому источнику. Он и вправду течет, не пересох, как многие реки здесь. Тот самый, в котором омывались пифии перед прорицанием и пили его воды. А гонцы, присланные к пифиям, здесь смывали дорожную пыль.

Вода ледяная, вкусная, умываюсь ею после жаркого дня: хорошо! Дети, обрадовавшись немедленно начинают плескаться в ручье и пускать кораблики из сухих листьев. Смешно и романтично: знаменитый Кастальский источник, источник вдохновения поэтов, вдохновил детей на кораблики из листьев.


А в завершение дня - бронзовые фигурки воинов и сфинкс в музее Дельф. Фигурки эти я видела до сих пор только на картинках: кривенькие, непропорциональные, с острыми инопланетными головами и короткими руками-в-боки. Трогательные какие-то, наивные и совершенно прекрасные. Примерно тех же времен, 700-900 лет до нашей эры, огроменный бронзовый котел - ведьму варить можно!
И отдельно украшения подставки котла: остроклювые головы грифонов с торчащими собачьими ушами и сирены - крылья, женская голова, и больше ничего. Как детский рисуног-головоног, только головокрылья.

В отдельном зале сфинкс - хожу вокруг кругами и не могу насмотреться.
Величественное существо -
огромное, гордое, крылатое, изящное, мощное.
Закрытые глаза, раскрытые крылья с тонко проработанными перьями, на груди - чешуйчатая кольчуга из перьев.
И улыбка - архаическая, обычная для того времени - чуть приподнятые губы. Обычно такая улыбка у статуй кажется маской, но здесь она и вправду живая - он словно бы улыбается во сне.
Спящий сфинкс, готовый взлететь во сне.

* * *
С утра запаковали вещи для переезда в Афины, из всего плана по Дельфам осталась одна Корикийская пещера на вершине Парнаса, и мы решили посетить ее по дороге. Гугль резво нарисовал туда автомобильную дорогу и мы слепо доверились ему.

Подозрение закралось уже в горной деревеньке Арахова, где он потащил нас по таким узким и крутым улочкам, где все увиденное ранее показалось детским лепетом. Машине там решительно негде было пройти: ни вперед - дорогу перекрывали приткнутые у домов машины с красноречиво битыми зеркалами и углами. Ни назад - на такой дороге развернуться было решительно негде, слева-стена, справа - другая стена или обрыв.
К тому же угол подъема отчетливо напоминал об американских горках; на одном таком подъеме машина заглохла и отказалась ехать; я уже начала представлять, как нас вместе с машиной будут спасать с вертолетом, потому что ни одна аварийка здесь ни за какие коврижки не пройдет. Но нас вызволили местные жители: суровый грек-горец решительно сел на водительское место и мотор взвыл так, что все окружающие горы застонали эхом! И пришпоренная горцем машина, взлетев супротив законов природы, преодолела практически вертикальный подъем.
Я при этом бежала за машиной; такой подъем был выше моих сил, я просто не могла уже в ней оставаться.

Горная дорога к пещере, оптимистично нарисованная гуглом, оказалась не лучше: асфальт кончился и вверх пошла грунтовка, вся в камнях и колдобинах; она все сужалась и сужалась, пока не оказалась шириной не больше корпуса машины. Слева шел обрыв, сразу, без заграждения; где-то далеко внизу виднелись домики лыжного курорта.
Я не знала, что лучше: вопить от страха или выпрыгнуть из машины. "Не боись," - твердо сказал муж.
Когда мы добрались до "стоянки" - горного уступа в целых полтора корпуса машины, я выдохнула и торжественно съела морковку.

Сама пещера оказалась огромной и совершенно пустой: в древности она была посвящена Пану и девяти корикийским нимфам, которых стали почитать как муз. И я надеялась обнаружить в пещере хоть какое-то присутствие.
В качестве муз мне в пещере оказались родные дети, они носились по ней и распевали песни, залезали на скользкие здоровенные сталагмиты и изображали статуи.
Сами сталагмиты поразительно кого-то напоминали; возможно, это были обращенные в камень древнегреческие титаны.

В центре был выложен каменный круг: возможно, здесь стояло святилище Пана. Сам Пан бродил вокруг: черный и круторогий, мы постоянно слышали его колокольчик, а сам он, со своею бородатой и рогатой свитою, явился нам возле Кастальского источника.

Дорога обратно показалась существенно легче: теперь я сидела со стороны обрыва и следила за тем, сколько сантиметров осталось до пропасти.

Казалось бы, две горы одной и той же Греции: Олимпус и Парнас, а какие разные. На Олимпе живут туманы, а по Парнасу бродят толпы туристов. На Олимпе растет дикий лавр и грибы-моховики, на Парнасе совсем нет никаких грибов, но полно следов то ли медведя, то ли дикого кабана.
И растет боярышник, и дикая груша, с крошечными, терпкими и очень сладкими грушами.
И растут елки - самые настоящие ели, только шишки у них почему-то торчат не вниз, а вверх, как свечки. Осенние новогодние ели.

А в таверне рядом в горнолыжной деревушке стоят санки и висят старые деревянные лыжи с палками. Палки бамбуковые, а железный кружок привязан к палкам кожаными веревочками.
И в винных стаканах отражается вся долина, и сам Парнас.
И дети разбили два таких стакана, на счастье.
Tags: Греция 2015
Subscribe

  • Первый дождь

    Сегодня я проснулась от детских воплей: "Дождь! Дождь". И этом мои дети-совы, которые ложатся ближе к заре и которых обычно к школьным…

  • Конец зимы

    Стоит только нам открыть новое, наше собственное озеро, как туда приходят чужие люди, вбивают столбы, протягивают забор и всячески облагоустраивают…

  • Весна, Пурим и все-все-все

    У меня сдох телефон, и я два дня чувстовала себя космонавтом, затерянным на неизвестной планете без всякой связи с базовым кораблем. По идее я должна…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

  • Первый дождь

    Сегодня я проснулась от детских воплей: "Дождь! Дождь". И этом мои дети-совы, которые ложатся ближе к заре и которых обычно к школьным…

  • Конец зимы

    Стоит только нам открыть новое, наше собственное озеро, как туда приходят чужие люди, вбивают столбы, протягивают забор и всячески облагоустраивают…

  • Весна, Пурим и все-все-все

    У меня сдох телефон, и я два дня чувстовала себя космонавтом, затерянным на неизвестной планете без всякой связи с базовым кораблем. По идее я должна…