Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Categories:

Иоаннина - каньон Викос

С утра крутились по Иоаннине: искали прачечную. Единственная нагугленная прачечная оказалась закрыта; мы петляли по узким улочкам, где чудом не задеваешь поребрик и приткнутые чуть ли не вертикально машины: я до сих пор не видела улиц, где официальная разметка предполагает проезд пол-ширины машины. По бокам стояли магазинчики, где продавались: сырая рыба; яйца в плетеных корзинках и целые овечьи туши; колокольчики для коров и лошадиная упряжь; охотничьи ружья.
Отчаявшись найти работающую прачечную, взяли курс на каньон Викос; по дороге остановились возле большого одежного магазина: не постирать, так хоть докупить необходимое.
Каково же было наше удивление, когда рядом с магазином оказалась не обозначенная ни в одном справочнике прачечная.
Вот всегда так бывает: искомое приходит само, причем не там, где его старательно ищешь.


Поднимаемся к каньону Викос, небо постепенно очищается от утренней серости, мимо, где-то посередине между небом и землей, совершенно не там, где им положено быть, проплывают облака. Не туман, а именно облака: короткие и круглые.

По дороге муж резко останавливается: "Ежевика!" Да какая! Черная, крупная, сочная набираю полную жмень и пересыпаю сыну. "Ну как, вкусно?" Он крутит головой: "Слишком СЛАДКАЯ!" Не могу остановится, пока не набиваю ежевикой полное пузо: она как мед, как конфеты в форме ежевики, растущие на колючках.
Рядом растет дикий торн, тоже зрелый, кислый и вяжущий так, что сводит зубы; перемежаю по контрасту вкусы торна и ежевики.
А Томас тем временем залез на орешник, белка и есть белка.
А под ногами растут сиреневые крокусы и розовые васильки.

Горы, с подъемом высоты, все больше открывают камень - местный толстый серый сланец, горы сложены будто из кирпичей. И в местных горных деревеньках, из сланца сделано абсолютно все: из него сложены дома, им покрыты крыши, им вымощены мостовые. И дома, приткнувшиеся к горам, неотличимы от самих гор: часть одного каменного целого.

Сам каньон - мощнейшее зрелище; глубиной 900 метров, занесен в Книгу Рекордов Гиннеса как глубочайший в мире.
Дно густо, как мхом, покрыто лесом; стены каньона - гигантские отвесные серые скалы, посередине белеет дно сухой реки.
Стоишь на краю обрыва, как на краю Космоса: настолько увиденное огромно по сравнению с тобой.

Греческие горы: увиденные Олимпус, Эпирос и Пиндос - необычные и очень нарядные горы: довольно высокие, они до самых вершин покрыты лесом. Кудрявые, зеленые, полные жизни.
Говорят, здесь самая большая в Европе численность бурых медведей; все же она оказалась недостаточна и нам не попался наш личный, персональный медведь.
Зато попалось множество грибов, в том числе прекрасные боровики - их обнаружил Томас, наш главный грибной охотник.
А я искать грибы не умею, зато я умею искать белок: я увидела целых двух белок, а мои спутники - ни одной.
Первая белка бежала по проводам, держа в зубах два соединенных грецких ореха; она была совершенно черной, черная спинка и черный-пречерный хвост. Белка-гречанка, брюнетка.
Вторая белка была коричневой, с белым животиком; она акробатически перелетала с дерева на дерево.
В Финляндии белок следует искать в лещиннике, здесь лещинник тоже имеется, но греческие белки предпочитают грецкий орех.


На стоянке рядом с тропкой к каньону красивый чернокудрый парень продает фермерский мёд; мед трех сортов: густой и горький - с прополисом, светло-желтый, прозрачный и тягучий - июньский мед и третий - темный, почти черный, как патока. Мед можно пробовать, детей, набегавшихся за день, невозможно оторвать от сладкого. Мы покупаем темный мед с сотами, соты плавают в меду, как овсянка, отдельными сотинками. Парень посоветовал соты не выплевывать, а есть, говорит, очень полезно.

На дороге указатель: "Каменный город".
Подъезжаем ближе: и вправду, город: сланец образует колонны и башни с перекрытиями, сложенные из идеально подогнанных каменных плоских дисков и кирпичей: трудно поверить, что этот пространственный паззл составила сама природа.
Камни строений покрыты толстым слоем мха; обходим их.и попадаем в толкиеновский Фангорн: деревья здесь покрыты таким же толстым мхом от оснований почти до верхушек; мох зеленый, влажноватый и очень мягкий: толстая-претолстая шуба.
Мох свисает с веток широкой бахромой; деревья от этого похожи на классических зеленых леших.
И лешие эти, выходит, и живут в каменных замках с башенками.

По дороге обратно начинается дождь; мы как раз остановились у арочного мостика через ручей, сложенного все из того же сланца. Возле мостка сидят туристы-французы, варят что-то в котелке, так, что дым идет столбом, и подливают в чайник коньяк.
"Томас, смотри, радуга!" - замечаю я.
"Она как будто светит сама по себе", - замечает Томас. - " Это очень необычная радуга." - добавляет он. - "Смотри, она составлена из кусочков".
Радуга, действительно, очень яркая. И кусок ее словно бы выбит - высвечен вне основной дуги, как вторая, параллельная радуга.
Этакий небесный конструктор: "Собери радугу".
В чуть недособранном виде.
Tags: Греция 2015
Subscribe

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Прививка

    Подставила вчера плечо под общее антиковидное сумасшествие. Прививки раздавали на стадионе Натании в гигантском палаточном городке, примерно на 30-40…

  • С отступающим!

    Теперь принято поздравлять с отступающим. Через несколько лет его будем вспоминать как Год-Который-Нельзя-Называть :) Во всяком случае, я надеюсь.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Прививка

    Подставила вчера плечо под общее антиковидное сумасшествие. Прививки раздавали на стадионе Натании в гигантском палаточном городке, примерно на 30-40…

  • С отступающим!

    Теперь принято поздравлять с отступающим. Через несколько лет его будем вспоминать как Год-Который-Нельзя-Называть :) Во всяком случае, я надеюсь.…