Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Метеора

Дождь отметился у меня в журнале и улетел дальше по своим делам: перелетный птичий дождь.
Утром за окном стояло бодренькое солнце и кричал невидимый соседский петух.
Мы ели греческую яичницу с олимпийскими грибами и пили израильский кофе с кардамоном.

И думали, что успели прожить и этот дождливый день: ели холодный обед, сидя на мокрой стерне от убранной кукурузы, жевали шоколадное печенье пополам с дождем, подставляли под дождь языки, и слизывали мелкие вкусные капли.
А мимо пролетел мокрый ворон с размахом крыльев, как у среднего аэроплана и, когда приземлился на телеграфный столб, оказалось, что это и не ворон вовсе, а орел с загнутым клювом. Беркут.


Нам повезло - мы увидели Метеору в двух ипостасях: в кромешную непогоду, в дождь, в белую завесу, начинающуюся прямо за растущим перед тобой деревом; под небом, раскрашенным полосами серого: от мягкого розового мрамора до синеватого гранита. Укутанную туманами, как мехами: белая хвостатая шапка и такая же горжетка.
Дома, зависшие посреди н
гор и неба: грозно и величественно.

И Метеору ясную, солнечную, праздную: яркие, живописные, открыточные горы, выпуклые отчетливые формы, синее, такое же открыточное небо с кудрявыми облачками- барашками. Набитые туристические автобусы, женщины в юбках, улыбающиеся батюшки в черном, монастырские собаки, разлегшиеся посреди дороги.
Совсем другое небо - и совсем другое настроение.

В монастырь взрослым женщинам и вправду полагается входить в юбке, и у входа валяется ворох разноцветных юбок с запахом, широченных - меня в них можно завернуть дважды. В такой юбке, одетой поверх джинсов, ни разу не чувствуешь скромной девицей, скорее, древнегреческой статуей в свободно спадающей поясной хламиде.
- Я тоже хочу! - кричит Элинор.
Выбираю ей ярко-зеленую юбку и задумываюсь, как ей ее повязать, если мне юбка доходит до пят. Завязываю на шее, как накидку Супермена.
- Я теперь Зеленая Фея! - радуется ребенок.

Монастырские музеи - отдельное чудо.
Молебник 11 века, написанный от руки на пергаменте. Все по-гречески, ни слова не ясно, но как же он потрясающе сохранился, будто написан совсем вчера. И красная шелковая накидка для алтаря, 14 века - совершенно новая, не выцвела и не обветшала, и бахрома цела, и бисер не осыпался - похоже, время в этих краях остановилось и вещи совсем не старятся.

А в этнографическом музее - карманные часы на цепочке, и манекены, изображающие греков двух последних столетий в традиционных вышитых кафтанах и юбках, и с этими обязательными карманными часами на поясе.
На витринах - двухметровые мушкеты, и тонкие кривые сабли, и кортики, и кисеты, и чернильницы, а чернильница на греческом - каламария, и мне сразу представляется выжатый, как лимон, кальмар. В очередной раз восхищаюсь этим языком, в котором названия отражают историческую суть вещей.

Вот манекен в форме времен греко-турецкой войны: металлическая, похожая на римскую, кольчуга, белая короткая плиссированная юбочка, белые колготки и красный колпак со свешивающейся до пояса, как девичья коса, черной шелковой кистью. И клоунские башмаки без задника в придачу: широкие, бордового цвета, с огромным черным пушистым помпоном на носке.
И вот картина, историческое свидетельство - бегут солдаты в атаку, все в белых юбочках и колготках, в этих дурацких колпаках и сабо с помпонами. О Боже, они и вправду в этом воевали! И даже выигрывали битвы!

В монастырской кухне - все рассчитано на большую и дружную семью.
Огромный котел с гигантскими черными литыми поварешками; длинная доска с выемками - коллективная монашеская тарелка. На стене деревянный бочонок с краником: ни дать, ни взять дачный умывальник.
И бочки для вина, и огромные глиняные кувшины - трех буратин упрятать можно, и пыльные деревянные корыта - точь-в-точь старухино разбитое корыто.

Монастырские церкви - маленькие, тесные комнаты. Домашние, семейные храмы. Придел и служебная часть - все, от пола до потолка, и сам потолок, без промежутков расписаны фресками.
Над дверью в служебную часть - слева - рай, густонаселенный святыми, собравшимися вместе, как для коллективной фотографии. Справа - ад, и черные, крылатые, бесхвостые и с человеческими ногами, черти ведут туда людей. Черти разительно кого-то напоминают.
Обитатели ада - любимый мой средневековый бестиарий: змееволк, грифон, рыбокрокодил, диковинные звери и птицы. Все заняты, на суше и на море: с сосредоточенным видом поедают грешников. В доказательство из пастей торчат руки, ноги и головы.

А на противоположной стене стоят
святые во весь рост и смотрят прямо в глаза. Всматриваюсь в выражения лиц, люблю улавливать их на картинах - "суровые лики святых", как они есть. Суровые, нахмуренные, строгие, требовательные. У других - лица скорбные, печаль-печаль. Лица - стилизованные, классический византийский православный иконостас, а глаза - настоящие, живые, и смотрят на тебя безотрывно.
Смотрят со всех сторон, куда ни оглянись, и я понимаю, как должен чувствовать себя монах, вошедший сюда для молитвы - он здесь не один, ни на секунду не один, здесь весь его монастырь, вся его семья - видят его отовсюду. И со временем образы, видимо, становились настолько родными, что начинали с ними разговаривать.

И все эти многовековые разговоры накоплены в стенах, трогаешь стену и становится жарко - вот-вот заговорят и с тобой.

А под под ликом Христа, слева - райский лев с нимбом и крыльями, а справа - почему-то корова, с черными и белыми пятнами, и также с нимбом и крыльями.

Едем от деревни к деревне, а по обочине сплошь овощные базарчики: торгуют привозными яблоками и местным виноградом, огромными кривыми тыквами, медом, домашним вином и домашними оливками. Тут же за столиком сидит старичок-продавец, в компании таких же стариков: курят и травят байки; поодаль лежат две собаки, бегает белый котенок и пасется два десятка рыжих упитанных кур.

А над дорогой надпись: "Водитель, снизь скорость! Ты въезжаешь в места обитания медведей!"
Медведь нам так и не попался, к сожалению.
Tags: Греция 2015
Subscribe

  • Очень Опасная испуганная змея

    Вчерась поздним ночером мы с Томасом занимались полезной для здоровья ходьбой до соседнего поселка и обратно. Фонарей на этом шоссе еще не придумали,…

  • Тайна исчезновения кошачьего корма

    Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат. Муца - цыганская хозяйка…

  • ДыРы 48

    В этому году я пожелаю себе просто жить. Быть здоровой и наслаждаться каждым моментом жизни. Потому что возраст, зараза такая, стоит за дверью.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 52 comments

  • Очень Опасная испуганная змея

    Вчерась поздним ночером мы с Томасом занимались полезной для здоровья ходьбой до соседнего поселка и обратно. Фонарей на этом шоссе еще не придумали,…

  • Тайна исчезновения кошачьего корма

    Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат. Муца - цыганская хозяйка…

  • ДыРы 48

    В этому году я пожелаю себе просто жить. Быть здоровой и наслаждаться каждым моментом жизни. Потому что возраст, зараза такая, стоит за дверью.…