Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Category:

Олимп

Когда путешествуешь, часто возникает чувство, будто что-то ведет тебя за собой, заманивает, просчитывает твой маршрут, и в результате попадаешь вовсе не туда, куда запланировал и видишь совсем другие вещи.

Так и у нас - я вычитала в интернете о пешеходном маршруте от подножия Олимпа, и мы честно собрались его проделать, хотя бы частично. Для этого я разузнала все необходимые подробности в местном киоске и даже купила подробную карту маршрута.
Но вот поворот с надписью "гора Олимпус", он немножко не там, где должен начинаться маршрут, но ведь он, судя по надписи, тоже ведет на Олимп?


Мы свернули, дорога пошла вверх, и опять вверх, и снова вверх. Мы выходили, любовались видами, покоряли отрезки от одного участка дорожного серпантина до другого.
Собирали мелкий рыжий шиповник и дикую мяту; весь Олимп пропах дикой мятой, как обычной, чайной, так и перечной - мокрая трава весьма ощутимо пахла аптечной ментоловой конфетой.

Еще вчера вечером, на подъезде к городку Литохоро у подножия великой горы я сказала Максу: остановись, я не прощу себе, если этого не сфотографирую. Мы встали на обочине и я сфоткала синюю, всю с ног до головы окутанную туманом, гору. Величественную и мистичную в туманном одеянии.
А сегодня мы сами встретились с этим туманом. Точнее, Бродячими Туманами, привольно перелетающими с места на место без видимого ветра, зависающими в нескольких метрах над дорогой и наблюдающими над путниками. Удивительный туман, будто живой, никогда такого не видела.

Мы поднялись на четырех колесах на приличную высоту, уже изрядно нагулявшись и устав, но, когда показался указатель "Плато муз", я не могла не остановиться. Правда, муз я, скорее, ожидала встретить на Парнасе, но и Олимп, судя по надписи, оказался средой их обитания.

Путь к музам начинался с деревянного мостика и был основательно выстлан лошадиным навозом, источающим густое амбрэ; впрочем, метров через сто дорога очистилась.
Видимо, это было первым испытанием на дороге к музам. Вторым испытанием оказалось то, что сообщили встреченные туристы: до плато около десяти километров в гору. Стало немедленно ясно, что до пристанища муз мы так и не доберемся - десять километров по неоднородным по ширине и высоте ступенькам - где дощатым, а где образованным стелющимися над дорогой корнями, с двумя усталыми детьми мы никак не выдержим. Что ж, решили мы, будем идти, пока идется.
Дорога шла в тени, время от времени начинал накрапывать дождик; нам встретились с наслаждением несущиеся вниз пони и ослики с поклажей; вслед за ними шествовала налегке разношерстная веселая группа туристов.
Вскоре, как и мы и думали, дети запросились обратно: Элинор вообще плохой ходок, а Томасу срочно понадобилось искать грибы, которые он заметил не здесь, а в начале подъема на гору.
Мы встали и зачем-то стояли на месте; дети немедленно забыли об усталости и полезли покорять ближайшие кусты; я стояла и думала, что на пути к музам, как всегда, выбираешь между своими интересами и семьей, и, как всегда, семья оказывается главнее, но как же это обидно - быть в двух шагах от места квартирования Муз на горе Олимп и так и не посмотреть на них хоть одним глазком.

- Смотри, какой туман, - говорю я мужу. - А ведь собрался, пока мы тут стоим, три минуты назад его тут еще не было.
- И вправду, - Макс оглянулся. Густой белый туман заливал дорогу, идущую вверх; деревья на склоне справа от нас тонули в тумане, как в глубокой воде.
Я немедленно схватила телефон и начала туман фотографировать. Успела сделать три щелчка по экрану..
- Смотри, туман исчез!
Лес стоял мокрый и темный, белизны как не бывало - даже минуты не прошло.
- Он просто приходил сфотографироваться, - предположил муж.
- Мне тоже так кажется, - согласилась я, - раз уж мы не дошли до горы, музы сами решили спуститься и взглянуть на нас.

По дороге вниз припарковались у обрыва: видели, как туманы, стелющиеся по верхам, вдруг ворвались в долину внизу, растекаясь по ней вширь, как река, у которой вдруг прорвало плотину. Затем, свившись в тугую стаю, понеслись прямиком к вершине Олимпа, и все это происходило на наших глазах, на огромной скорости и при почти полном безветрии.
"Лети сюда, туман!" - закричал Томас, и белый хвост и вправду направился к нам и остановился совсем близко, так близко, что мне стало отчетливо не по себе.

А потом я дрыхла в машине - оказалась внезапно выжатой до предела, а муж с детьми собирали свои вожделенные грибы и набрали полный мешок маслят, правда, большинство оказались червивыми. А в воздухе пахло лавровым листом - на склонах Олимпа полно зарослей дикой лаврушки.
Tags: Греция 2015
Subscribe

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Тестировщик

    Только что было. Сидим, каждый починяет свой примус, никого не трогаем. Вдруг отключается электричество, летят компьютеры, падает сеть, вайфай,…

  • Много осени в ленту

    Настала зима. Наступила израильская осень. Именно так, и мы честно два дня подряд ходили по ботаническим садам, фиксируя эту осень. Отмечая про…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • От нашего снега вашему снегу

    Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике. Только у нас снег специальный, за ним…

  • Тестировщик

    Только что было. Сидим, каждый починяет свой примус, никого не трогаем. Вдруг отключается электричество, летят компьютеры, падает сеть, вайфай,…

  • Много осени в ленту

    Настала зима. Наступила израильская осень. Именно так, и мы честно два дня подряд ходили по ботаническим садам, фиксируя эту осень. Отмечая про…