Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Сказка о волшебнике, который любил собирать падающие звезды


Жил-был волшебник, который любил собирать падающие звезды. Жил он в маленькой хижине у озера, где небо всегда открыто и полно звезд. И в ясные ночи выходил и собирал в плетеную корзинку падающие звезды.

Те, что падали в траву, отыскать было легко - они продолжали сверкать в траве, как ни в чем ни бывало. Волшебник выбирал их из травы - не горячие, не обжигающие, как можно было бы подумать. А теплые, греющие, как свежеиспеченные пирожки. А пахли они! Пахли звезды совсем непохоже на пирожки, пахли кузницей! Пахли свежим кованым металлом, и волшебник вдыхал этот острый запах.


Те же звезды, что падали в озеро, он вылавливал специальным сачком. Их тоже было легко обнаружить - они светились сквозь прозрачную воду, так, что волшебник, бывало, по ночам сидел на берегу и любовался их подводным свечением. И только потом садился в лодку. И опускал в воду сачок, сделанный из лавровой ветви - как известно, звезды обожают запах лаврового листа и сами плывут на этот запах. Только сачок этот приходилось все время чинить - звезды постоянно рвали его своими острыми краями.

Когда звезд падало слишком мало, волшебник забирался на лестницу и легонько тряс небосвод. И тогда звезды начинали сыпаться с него, как спелые яблоки.

Так каждую ночь волшебник выходил собирать звезды. А чтобы не напугать их, надевал свою волшебную мантию и волшебный колпак с вышитыми звездами, и тогда звезды принимали его за своего.

Набрав полную корзинку звезд, волшебник приносил их домой. А дома накрывал их тряпочкой, чтобы не потеряли свечение и ставил поближе к печке, чтоб не остыли. И только тогда отправлялся спать. А наутро садился за стол, надевал специальные волшебные очки, брал корзинку со звездами и начинал исполнять людские желания. Взвешивал желание на ладони и извлекал из корзинки подходящую к нему звезду - по форме, по весу, да по яркости. Одна звезда - одно желание.
И тогда в людском мире происходили разные чудеса. И тот, кто смотрел на падающую звезду, загадывал желание и надеялся, что волшебник подберет именно эту звезду.

Использованные звезды волшебник не выбрасывал, а закидывал обратно на небо. Для этого он построил специальную волшебную пушку. Он наполнял ее волшебным порохом и выстреливал звездами прямо в небо. Звезды долетали до неба просто на ура и тут же цеплялись за его темную ворсистую поверхность всеми своими острыми лучами, на концах которых, как известно, есть маленькие крючки - специальные, чтобы зацепляться за небо.
И через некоторое время начинали светиться по-новой. И рождали новые звезды. Ведь людей на земле становилось все больше и больше, и, значит, желаний тоже становилось больше.

Так много столетий подряд волшкбник прилежно собирал звезды по ночам, а при свете дня исполнял желания. Одна звезда - одно желание. А без звезд выполнять желания он не умел. Колдовать немножко умел, да все по мелочи, а желание, особенно сокровенное, обычно требует серьезного и сложного колдовства.

Но постепенно волшебник заметил, что звезд на небе становится все меньше и меньше. То есть, конечно, самих звезд меньше не становилось, но вот светящихся становилось все меньше. Ведь не каждая звезда  на небе умеет светиться. Некоторые так и остаются прозрачными черными льдистыми глыбами на всю жизнь.

Трясти небосвод, чтобы наскрести полную корзинку, приходилось все чаще и чаще. А однажды волшебник, как ни старался, сумел собрать только полкорзины. И на следующий день - тоже.
А потом настало время, когда волшебник сумел собрать только четверть корзины.
А в один прекрасный день, точнее, в одну темную ночь, волшебник увидел, что в небе осталась всего лишь одна звезда. Пожалел волшебник эту звезду и не стал трясти небосвод.
Ведь чем-то же надо освещать землю, когда луна раз в месяц уезжает на выходной к бабушке.

Взял тогда волшебник свой посох, взял хлеба, сыру и три самые последние на земле звезды в ларце, что схоронил на черный день. И отправился в дорогу - разузнать, почему не зажигаются звезды.
Долго ли шел, коротко - видит, человек стоит. Голосует на обочине дороги. Подошел к нему волшебник, поздоровался вежливо. Посмотрел на него человек, посмотрел и отвернулся.

Удивился волшебник, ведь когда он в последний раз, к слову сказать, совсем недавно, всего тысячу лет назад, точно так же выходил к людям, его появление вызвало необыкновенный фурор.
- Алекс? Алекс Янг! - позвал волшебник человека. Тот немедленно обернулся с самым курьезным выражением лица.
Что ж, упоминание имени всегда действовало на людей на ура.
- Куда спешите, Алекс Янг?
Парень пробормотал что-то. Название волшебнику ничего не говорило.
- Я мог бы вас подбросить, - произнес волшебник и подобрал с дороги короткую сучковатую палочку. Ведь, как известно, в руках волшебника любая палка становится волшебной.
- Уж не знаю, откуда ты меня знаешь, но пошел бы ты папаша, подальше. И без тебя тошно, - огрызнулся парень.

Удивился волшебник пуще прежнего такому обращению. Удивился и обиделся обидой черной. Многое он повидал за тысячи лет, но никто ни разу не наказывал его безразличием. А уж о том, чтоб послать подальше - и речи не было.
Думал тут же поразить парня молнией, но вспомнил, что он все же добрый волшебник и сдержался.
И решил сделать еще одну попытку.
- Знаете, Алекс, я волшебник и действительно мог бы вам помочь.
Парень немедленно начал смеяться.
- Уж насмешил папаша, так насмешил! Волшебник, говоришь? Отвез бы тебя в лечебницу, да, видишь, сам безлошадный. То ли ты и вправду спятил, то ли разыгрываешь меня, то ли фильм какой снимают скрытой камерой. Ау, режиссер! - Непонятно закричал он.

Рассердился тогда волшебник не на шутку, взмахнул палочкой и произнес страшное древнее заклинание. Заклинание, переносящее парня в забугорную тьмутаракань, откуда выходу нет никакого: ни по земле, ни под водой, ни по воздуху. Но ничего не случилось. Парень, не обращая никакого внимания на одно из самых мощных заклинаний, так и продолжил стоять рядом, устало следя за дорогой.

Сел тогда волшебник в дорожную пыль, закрыл голову руками и сидел так, не произнося ни слова. Сидел, пока не понял: сила неверия парня была настолько крепка, что никакие чары на него не действовали. Тогда поднялся волшебник, отряхнул мантию со звездами и тихо отошел в сторону. Отошел, считая шаги. Ровно двадцать шагов сделал он. Двадцать шагов, в точности, как записано в волшебных книгах - старинное, чрезвычайно редко применяемое колдовство. Двадцать шагов требуется, чтобы выйти из круга неверия. И, отойдя, вздохнул облегченно, взмахнул сучковатой палочкой и исчез.

Оказался волшебник в городе.
Тысячу лет назад, помнил волшебник, город был маленьким и низким. И страшно грязным . Грязь была такой, что драгоценную мантию приходилось снимать, чтоб не забрызгать, и ходить в одном волшебном исподнем. А вонь была столь ужасающей, что волшебнику пришлось прицепить свою длинную бороду нижним концом под колпаком, предварительно напоторошив ее, бороду, пахучими травами, да проделав в ней дырочки для глаз.

Теперь город блистал, как королевский дворец, и весь был засажен великолепными цветущими садами. Он раздался вширь и ввысь, став таким огромным, что, когда бродишь по нему, кажется, что нет больше ничего, кроме города.
Долго бродил волшебник по улицам, открывши рот от удивления и совершенно забывши о себе. А потом, притомившись, уселся на скамейку и снял колпак - утереть пот со лба. Волшебный синий колпак, с вышитыми еще прапрадедом золотой нитью звездами. И тут же вспомнил, зачем пришел - да как это он вообще мог об этом забыть?

Тогда вышел волшебник на площадь, в самую середину толпы. Но люди, едва глянув на него, тут же отворачивались. Некоторые, впрочем, показывали на него пальцами, но при этом начинали смеяться, будто он был клоуном, а не волшебником.
А какой-то маленький мальчик подбежал и начал дергать за полу волшебной мантии - ветхой, доставшейся еще от отца. Tого гляди, оторвет.
- Погоди, дружок, - сказал волшебник и сотворил из ничего большой красный шар. Сотворил с трудом - уж очень тяжело оказалось сотворить чудо посреди этой чужеродно настроенной толпы. И, сотворив, торжественно вручил шар пацану.
- Спасибо, дядя! - серьезно поблагодарил пацанчик.
А волшебник, обрадовавшись доброму слову, сотворил еще одно чудо: шарик сам по себе взмыл в воздух, так и норовя вырваться из рук.
Мальчик покрепче зажал нитку в руке.
- А ты знаешь, отчего он летает? - таинственно улыбнулся волшебник.
- Конечно! Потому что он наполнен гелием! - четко, как назубок ответил мальчик.
Волшебник мигнул. Покачал головой и спросил, указывая в небо:
- А хочешь, я подарю тебе облако?
- Ты не сможешь! Потому что облака - это газ! - снова, как на уроке, ответил мальчик.
- Но я волшебник! Я даже луну с неба могу достать! - не унимался волшебник.
- Волшебников не бывает! А луна - это планета! Она огромная и ты ее никак не достанешь! - обьяснил мальчик. - Мама!!!!
Следующие полчаса волшебник объяснялся с полицией, почему он донимал маленького мальчика. Заодно выяснилось, что в волшебников полицейские не верят тоже. Они крутили у виска и предлагали отвезти волшебника в лечебницу, но волшебник отказался.

Целый день бродил волшебник по городу и ни один человек ему не поверил. И ни одного-единственного чуда больше не удалось ему сотворить.
- Чудес не бывает, - говорили ему взрослые.
- Чудес не бывает, - повторяли за ними дети.
- Чудес не бывает, - вздохнула женщина на инвалидной коляске.
- Чудес не бывает, - зевнул пьяный городской нищий.
- Чудес не бывает - пролаяла потерявшаяся собака.
- Чудес не бывает - шкворчала курица на вертеле.
- Чудес не бывает - прошептала каменная девушка на гранитном пьедестале.
Понял тогда волшебник, отчего погасли звезды. Перестав верить в чудеса, люди перестали загадывать желания, видя падающую звезду.

Шел волшебник по городу и плакал. И там, куда падали слезы волшебника, расцветали розы и гардении. Но ни один прохожий этого не заметил.

- Дяденька, ты, наверное, из кино?
За его спиной стояла девочка. Девочка была черной, будто подгорелой, и пахло от нее, как от только что упавших с неба звезд. Девочка откинула копну черных, как ночное небо, волос и снова спросила:
- Дяденька, ты из кино?
- А где это - кино? - отозвался усталый волшебник.

И девочка отвела его в темный, прохладный зал. Им достались билеты на семнадцатый ряд, ровно посередине. А там, в зале, на светящемся квадрате посреди сцены...
Там жили настоящие волшебники и творили настоящие чудеса. Всамделишные, без дураков. И облака там можно было снять с неба. Но главное - звезды! Тамошние небеса были полны ярчайших, отборнейших звезд!

Вскочил тогда волшебник со кресла, перелетел через передние ряды на последней волшебной скорости и только и почувствовал, как изо всех сил треснулся головой о стену. На стене образовалась вмятина. А перед ним, загораживая вмятину, висела натянутая белая простыня. A на простыне сменялись, как в калейдоскопе, цветные картинки.

Вышел волшебник из зала, потирая могучую волшебную шишку. И увидел, что на город спустилась ночь. Ночь была фальшивой, ненастоящей, как тот нарисованный мир на простыне - так ярко горели фонари. А в небе светила бледная луна и над ней едва заметно теплилась одна-единственная, самая последняя звезда.

Рядом стояла черная, пахнущая упавшими звездами девочка. Девочка, в которой было больше ночи, чем в самой ночи вокруг.
- Я хотел попасть туда, но не смог, - хриплым голосом сказал он.
- Ты просто подошел слишком близко, дяденька, - улыбнулась девочка. И что-то прошептала ему на ухо.
Волшебник кивнул. Волшебник засмеялся, впервые за этот долгий день.

Ранним утром, а точнее, ровно в четыре часа утра, когда ненастоящая ночь еще не уступила свою очередь, но все ночные киносеансы уже закончились, девочка и волшебник незаметно пробрались в операторскую.
Они отыскали тот, давешний, вечерний фильм и включили проектор. И, когда зазвучала волшебная флейта, и сказочный мир на экране вступил в свои права, волшебник спустился в зал. Он сел на семнадцатый ряд, ровно посередине. И закрыл глаза.
И так и смотрел на экран - закрытыми глазами, ведь волшебникам так даже лучше видно.
А потом почувствовал - пора. И, не открывая глаз, полез в карман мантии и достал что-то из кармана. И загадал желание. Одно желание.

С тех пор волшебник живет в хижине у озера, а по ночам собирает в плетеную корзинку падающие звезды.
Те, что падают в траву, отыскать совсем легко - они продолжают сверкать, как ни в чем не бывало.
А те, что падают в озеро, он вылавливает специальным сачком, сделанным из лавровой ветви.

А девочка, с кожей цвета ночного неба, выходит вечером на балкон и смотрит на единственную видимую звезду - ту, что чуть повыше луны. Правда, говорят, что это не звезда, а планета. Но это, если подойти слишком близко.

И никто-никто на свете не знает, что под кроватью у нее, в ящичке с обитой потрепанной кожей круглой крышкой хранятся два серых камня. На вид камни как камни, с неровными, чуть зазубренными краями. Но, если ночью приоткрыть крышку, в комнате станет чуть светлее.

Правда, под кроватью - ненадежное место. Надо будет перепрятать.
Tags: Бредогенератор, Диванная философия, Креатифф
Subscribe

  • Для них собирают яблоки

    По заданию из text_training. Тема - "Для них собирают яблоки". Для нас. Литва была яблочной. То есть, это нам так повезло - попасть…

  • Вильнюс, первые впечатления

    Вильнюс - день первый. Иллюстрации к этому посту. nunzietta, это он первым делом тебе привет передавал! Тарасас(!) Шевченка.…

  • Вильнюс - начало

    Иллюстрации к этому посту. Вильнюс. Уличное кафе напротив нашего дома на Арклию 22. Троица. Она видит нас и вечер. Блинный диджей.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments

  • Для них собирают яблоки

    По заданию из text_training. Тема - "Для них собирают яблоки". Для нас. Литва была яблочной. То есть, это нам так повезло - попасть…

  • Вильнюс, первые впечатления

    Вильнюс - день первый. Иллюстрации к этому посту. nunzietta, это он первым делом тебе привет передавал! Тарасас(!) Шевченка.…

  • Вильнюс - начало

    Иллюстрации к этому посту. Вильнюс. Уличное кафе напротив нашего дома на Арклию 22. Троица. Она видит нас и вечер. Блинный диджей.…