Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Category:

Цена


Я встретил его в зале ожидания аэропорта Праги. Начинающий седеть джентльмен, изысканно одетый. Похоже, бизнесмен, или что-нибудь в этом роде. Знаете, из тех, которые уже настолько богаты, что это выражается во всем, чего ни коснутся.
Был он одет в пиджак, рубашку и джинсы, да только такие пиджак с рубашкой стоят целое состояние. И сидят они идеально по фигуре - все, от длины рукава, до положения пиджачных пуговиц.

Я сидел и от скуки рассматривал его. Он заметил мой взгляд, подошел, поставил на пол небольшую сумку – такую же несусветно дорогую, судя по фирменному значку, и уселся рядом.
- Тоже в Лондон? - вежливо улыбнулся.
Я кивнул. Вылет все откладывался и откладывался. Только что обьявили новое время задержки: еще час двадцать. И ведь, казалось бы, регулярный рейс. Вечно у них какие-то нестыковки.

Интересно, а что он делает здесь?
Таких толстосумов обычно не встретишь в общем "накопителе", у них, у богатеньких, свои места ожидания, со всеми причитающимися удобствами.
- Путешествовали? - поинтересовался он.
- Был по работе, - нехотя отозвался я. Ну что ему, спрашивается, за дело.

- Знаете, двадцать лет назад тут, в Праге, решилась моя судьба.
Я уставился на него. Боже, ну почему незнакомых людей рядом со мной всегда тянет на откровения? Написано у меня на лбу что-то такое, что ли?
Скажем, "Подушка" или "Местная психологическая станция" - этаким жирным красным фломастером.
Ну да ладно, продолжай, дядя. Ждать-то все равно еще больше часа.
Я изобразил на лице искреннее внимание.

- Это произошло в середине девяностых, а, точнее, в девяносто шестом, двадцать восьмого февраля. Я запомнил число, потому что назавтра наступало двадцать девятое - шёл високосный год.

Я летел в Шанхай. Точнее, держал в руках билеты в Шанхай, но безнадёжно опаздывал на самолёт.
В Шанхае я намеревался заключить сделку. Ах, какую прекрасную сделку! Сулящую отличную прибыль, значащую так много еще и потому, что это была моя первая игра на большом поле.

Партнеры обещали встретить меня в аэропорту, но по неофициальным каналам мне передали, что одновременно со мной в город прилетают конкуренты и кто первый успеет, тот и "забьет площадку". Китайцам, оказывается, было безразлично, с кем подписывать, для них все европейцы на одно лицо!

И вот я, волнуясь, еду в такси в аэропорт. На улице метель, ветер швыряет пригоршни мокрого снега в лобовое стекло, видимость ужасная, но мы все-таки едем. Такси долго петляет по узким улочкам старого центра, я в нетерпении подгоняю водителя, но вот, наконец, мы выезжаем на центральную дорогу.

И тут, как назло, прямо перед нами случается авария. В такую погоду это не редкость. Таксист успевает затормозить, довольно резко и мы, к счастью, остаемся целы. Но черт побери эту задержку! Как всегда бывает в таких случаях, все вокруг встают, дорогу немедленно перекрывают, приезжают полиция и "Красный крест", кругом сирены, мигалки и весь сопутствующий кавардак.

Ждали мы относительно недолго, по ощущению, минут пятнадцать, не больше, затем дорогу открыли. Но когда мы наконец-то въехали в развилку с указателем "Аэропорт", я посмотрел на часы и с ужасом понял, что опоздал.

Сказать, что я был в отчаянии - это не сказать ничего. Я отпустил самые страшные ругательства, выхватил телефон. Вы помните, может быть, эти старые мобильники, размером с кирпич? Попытался связаться с Шанхаем, но звонок, как назло, не проходил - в Чехии тогда были частые неполадки в мобильной связью.
Я сидел на своем месте рядом с водителем, смотрел в темноту, плачущую снегом, и сам чуть не плакал. Сорвать такую долгожданную сделку!

Таксист, похоже, заметил мое состояние и все понял без слов.
Спросил только, какой рейс и куда направляется, связался с кем-то по громкой связи и стал меня ободрять, не волнуйтесь, мол, успеете обязательно на свой самолёт.

Я поблагодарил его и попросил остановить у первого терминала, этого же самого, где мы сейчас сидим! - в надежде поймать следующий самолет. Пусть с пересадками, но вдруг еще остался хоть малейший шанс!

Но таксист вместо этого внезапно развернулся на перекрестке и помчался обратно. Он возвращался в город, но с какой скоростью! Нарушая все правила, не останавливаясь даже на светофорах!

Нечего и говорить, что я испугался. Решил, что меня похитили. Вероятно, конкуренты, кому еще понадобится меня задержать? Я пытался звонить в полицию, но мобильная связь все еще не работала.
Глядя в окно, стал придумывать всевозможные способы бегства. Оружия у него я не заметил, впрочем, кто его знает! Все зависело от того, куда меня собираются привезти.

За окном снова была Прага. Мимо пронеслись едва различимые в ветровом стекле районы коробок-новостроек, и мы снова въехали в Старый Город. Днем, несмотря на неприветливую погоду, улицы здесь были запружены народом, ночью же не было ни души. Город словно вымер, даже окна почти нигде не светились.

Часы в машине показывали три часа. Уже!? Три часа ночи!? Да не может такого быть! Я был уверен, что вся дорога туда и обратно заняла не больше пары часов, а когда я садился в такси, часы на площади как раз пробили девять. Это я хорошо запомнил. Самолет улетал без десяти двенадцать, а езды до аэропорта было не больше часа, как сообщил мне портье в гостинице. Он же и вызвал для меня такси.

Девять? Но каким же тогда образом мои собственные часы на развилке у аэропорта показали половину двенадцатого? В то время я не расставался со старинными механическими часами, из темного золота, с тиснением. Мне казалось, будто они принесут мне удачу. Я сам заводил их изо дня в день, и они и вправду ни разу не подвели меня - вплоть до того самого дня.

Я глянул на запястье руки - часы по-прежнему стояли на половине двенадцатого. Вероятно, завод кончился, решил я. Попытался потрясти их, покрутил заводной штырек, но все тщетно. Секундная стрелка не сдвинулась ни на йоту. И приспичило же им сломаться в самый необходимый момент!

Машина еще немного покрутилась на узких улочках, грохоча то по брусчатке, то по трамвайным рельсам и, наконец, встала. Таксист открыл мою дверь и вежливо предложил выйти. Он неожиданно оказался настоящим великаном - головы на две повыше меня, а ведь и я не так уж мал!

Я осмотрелся. Такси остановилось у трехэтажного дома старой постройки. Нижнюю часть его занимали витрины мелких магазинчиков и кафе, все эти заведения, конечно же, в такой час уже были закрыты. Дверь справа от меня, по всей видимости, принадлежала часовой мастерской - над узким навесом висел литой силуэт больших часов.

Верзила-таксист отворил эту дверь, которая оказалась незапертой, и поманил меня внутрь. Я подумал о том, что сейчас, наверное, самый подходящий момент для того, чтобы сбежать от похитителей, но вместо этого безвольно вошел внутрь.
Обьясняя себе это тем, что в машине остался мой багаж с драгоценными документами и к тому же стояла уже глубокая ночь, на улице ни души, и к тому же было чертовски холодно. Дул пронзительный ветер, узкие улочки вовсе не заслоняли от него, а, наоборот, разгоняли ветер словно по аэродинамической трубе, так, что он явственно завывал и несся от дома к дому, швыряя прямо в лицо россыпь мелкого льда.

В мастерской горел неяркий свет. Окна были плотно задернуты черными шторами, вроде тех, какие висели в фотомастерских, когда в них еще проявляли пленку. Видимо, поэтому ни одного луча света не пробивалось наружу.

Я осмотрелся вокруг. Обычный мелкий часовой магазинчик. В Праге такие на каждом углу, и помнится, я однажды задался вопросом, зачем жителям этого города понадобилось столько часов.

На стенах висели часы всех возможных форм и размеров - от безликих пластиковых, с ценой, написанной крупными цифрами до деревянных, явно старинных, резных, с маятником и кукушкой. И конечно, без цены. Как же, знаю я этих пройдох! Сам вышел из семьи коммивояжеров. На такой антиквариат цену нашепчут на ушко, оглядев тебя внимательно, и для того, кто спросит после, может оказаться уже совсем другая цена.

Я пристально оглядел лавочку. На стенных полках стояли будильники и часы поменьше, а на прилавке под стеклом ровно лежали змейки наручных часов.
Несмотря на поздний час и очевидный киднеппинг место не казалось особенно опасным. Не станут же меня убивать секундной стрелкой!

Странным оно было - этого не отнять. И даже более чем странным. Мне всегда становилось немного не по себе в часовых отделах больших супермаркетов, где, куда ни посмотри, тебя вокруг окружает Время. Десятки часов тикают в унисон - даже электронные, те шепчут совсем незаметно, себе под нос. Отмеряют твое время, отсчитывают, напоминают, что вот утекла еще минута жизни...и еще одна..а я смотрю на них завороженно и беспомощно, словно это они невозвратимо вытягивают из моей жизни драгоценное время, минуту за минутой.

И здесь я испытал такое же точно чувство. Часовая клаустрофобия, если хотите. Я даже отыскал ее точное название - хронометрофобия. Причем, часы сами по себе меня совершенно не пугают. Но когда в тесной комнате тебя окружают десятки, нет, даже сотни округлых лиц и равнодушных механизмов, глядящих на тебя во все глаза...я почувствовал, что мне не хватает воздуха.

Внезапно я догадался, что же меня насторожило именно в этой часовой лавочке. Все часы - и висевшие, и стоящие на полках, и лежащие под стеклом прилавка - все они шли. Обычно в таких магазинчиках половина часов стоит нерабочая, без батареек. А здесь все работали - и все они показывали разное время.
Ни на одной паре из них время не совпадало - конечно, я не сравнивал скрупулезно, но оглядел комнату довольно внимательно.

Мой таксист зашел за прилавок, отодвинул какую-то панель и постучал в открывшуюся глухую, без окошка, узкую дверцу. За дверью завозились, раздался щелчок поворачиваемого ключа.
"Проходите, сделайте милость" - из-за двери раздался скрипучий голос.
Я еще раз оглянулся назад, на входную дверь в магазин. Громила-таксист теперь стоял у меня за спиной с непробиваемым выражением лица.
Я вздохнул и вошел внутрь.

Передо мной открылась небольшая комната, видимо, подсобное помещение, хотя все же побольше магазинчика. На полу стояли картонные коробки с готовыми часами и их всякими запчастями. На стенных полках в полном беспорядке были нагромождены часы и будильники.
В комнате было также темновато, но на большом письменном столе, заваленном разобранными часовыми механизмами, горела допотопного вида настольная лампа, с холщовым замасленным абажуром.

За столом сидел горбатый старичок, вероятно, владелец магазина. Такой крохотный, что я решил, что он, должно быть, лиллипут. Несмотря на волнение, мне пришло в голову, что вместе с великаном-таксистом они выглядят потешной парой и могли бы неплохо выступать в цирке.
Да и вид у них, особенно у старика, был вполне цирковой - часовщик был одет в потертый зеленый сюртук с малиновым, аккуратно повязанным бантом.

- Садитесь, молодой человек, - пригласил горбун. Он довольно улыбался и выглядел очень возбужденным.
- Так-так! - Он с таким докторским выражением осмотрел меня, что я подумал, что он сейчас предложит открыть рот.

- Что у вас стряслось, молодой человек?
Я стоял и раздумывал, что же ему сказать. Ведь он явно был заодно с похитителями. А, может быть, он самолично и устроил похищение?
- Опоздали на самолет, как я погляжу?
Я молчал. Если ему и так все известно, зачем тогда спрашивает?

- Давайте поговорим как деловые люди, без обиняков. - Видя, что я не отвечаю, старик перешёл на серьезный тон. - Я предлагаю вам сделку. Он что-то неразборчиво прошептал себе под нос. - Я тут поколдую немного и поверну все таким чудесным образом, что самолет ваш без вас не улетит. И удача пребудет с вами, и богатство умножится. Золото - к золоту, как говорится - и он зыркнул глазом на мои золотые часы.

Тоже мне, волшебник нашелся, подумал я. Видал я не раз этих шарлатанов. Иногда заходил специально в палатки, чтобы погадали – но никогда ничего не сбывалось. Или сбывалось с точностью до наоборот.

- Уважаемый господин, - я старался не выходить за границы предложенного им вежливого тона. - Уважаемый господин, простите, но мне кажется, вы говорите о вещах невозможных. На дворе двадцать первый век наступает, и говорить о колдовстве в наше время слегка несовременно.

- Не верите в колдовство, значит - старик рассмеялся, показав беззубый рот. - А кто ж верит? Я вот тоже не верю. Давайте сменим терминологию.
Я предлагаю вам услуги по сворачиванию временного вектора и положительной настройке вероятностных причино-следственных связей. Все по науке, в ногу со временем. Ну как, по рукам?

Я задумался. Все это выглядело бредовой фантасмагорией. Ну в самом деле, не собрался же этот горбун останавливать самолет в воздухе?

Нет, ну надо же так романтично обставить обычное похищение с вымогательством! Весь этот таинственный антураж с часами, карлик, работающий в паре с великаном, будто сбежавшие из сказок Гофмана!
Если бы я только был не жертвой, а зрителем...

Я оглянулся на верзилу-таксиста. Он стоял у двери, по-прежнему сохраняя безразличное выражение лица. Только вот глаза его...я еще раньше заметил, было в них что-то необычное, только что - не разглядеть в потемках.

Ладно, будем играть по вашим правилам.
- Хорошо, я согласен. Сколько я вам должен? - я потянулся в карман за чековой книжкой.
Старый карлик помотал головой так, что казалось, что она вот-вот оторвется.
- Нет-нет, денег мы ваших не возьмём.
- Тогда что вы желаете в качестве оплаты? - Я плохо представлял, что же еще этим мошенникам может от меня понадобиться.
- Мы заберем у вас то, что вам и так не нужно. Одну маленькую лишнюю вещь. Вы даже и не почувствуете.

Что-то мне это напоминало...что-то очень знакомое.
- Душу?!
- Ну что вы, что вы! Разве я похож на дьявола? - карлик рассмеялся каркающим смехом, таким, что у меня мурашки по спине поползли. - И что же тогда получается, в волшебников вы не верите, а в дьявола, получается....
- Да кто вас знает! - вскричал я. Честно говоря, я серьезно струхнул, хотя не мог отдать себе отчет, отчего. Крепко врезал себе в ухо - а вдруг я сейчас сижу в самолете и сплю, и весь этот ужас мне только снится!
Ухо засаднило, в голове раздался гулкий звон. Нет, все-таки не сплю.
Хотя все казалось гораздо больше сном, чем явью.

- Мы заберем у вас время, потраченное всуе. Ведь бывают же у вас, молодой человек, минутки, когда вы не делаете ровным счетом ничего. Моменты совершенного, полного безделья? А?

Я задумался. Разумеется, такого никчемно потраченного времени в моей жизни было хоть отбавляй. Да ведь у всех так бывает. Все мы время от времени терпеливо стоим и ждем своей очереди; бездумно глядим в окно в метро или такси. По вечерам сидим, уставившись в телевизор, а назавтра неспособны вспомнить, что смотрели. Открываем газету, чтобы скоротать время, а после не можем вспомнить, что читали.
Пустое, бессмысленно потраченное время. И вправду, казалось бы, ненужная вещь. Лишняя деталь, вкрученная при сборке жизни.
Или не так?
Ведь это же все-таки мое время.

- А если я откажусь? - спросил я очень тихо.
Горбун пожал плечами.
- Вольному-воля, как говорится. Мы вас не принуждаем, ну что вы. Мы же взрослые, деловые люди. Только добровольно, исключительно добровольно. Если вы не согласны, Карлос сейчас же отвезет вас в аэропорт. Верно, Карлос? - Верзила-таксист безразлично кивнул. - Самолет ваш, конечно, улетел...

- Я согласен! - выдохнул я. - Только можете ли вы дать гарантии, что будете забирать исключительно время моего безделья?
- Разумеется! - Карлик выглядел крайне довольным. - Все будет записано в договоре в лучшем виде!

Пока он заполнял договор - от руки, каким-то старинным пером на деревянном стержне, время от времени макая его в красные чернила, я подробно осмотрел комнату. Насколько вообще мог видеть в полутьме.

Комната была внутренней - в ней не было ни одного окна, но дверей оказалось две: кроме двери в магазин, в противоположной стене находилась еще одна. Похоже, часовщик здесь не только работал, но и жил - за дырявой ширмой виднелась расстеленная кровать.

Потом обратил внимание на полки с часами: в отличие от тех, что висели в магазине, только часть из них шла, другие стояли. Но, как и там, все они показывали разное время. Более того, мне почудилось, что у некоторых из них стрелки словно бы крутятся назад, а на других вертятся как сумасшедшие – на одном из будильников, с треснутым циферблатом, за те несколько минут, что я ждал, минутная стрелка успела обежать полтора круга – словно бы прошло полтора часа. Почти на всех часах стояли номера или инициалы.

Часовщик закончил писать свой краснобуквенный манускрипт, подул на бумагу и подал мне. Теми же красными чернилами я и поставил свою подпись. Вообще говоря, чернила эти уж слишком напоминали кровь; мне показалось, что и пахнут они чем-то вроде непрожаренного бифштекса.

Затем горбун попросил снять часы. Я взглянул на них - часы все еще стояли. Я протянул их странному человечку - честно говоря, в большом сомнении, что получу их обратно. Он снял крышку, вытащил одну из шестеренок и вставил в лежащий на столе разобранный часовой механизм. А в мои драгоценные золотые часы вставил другую, выудив ее пинцетом из плоской жестяной коробочки.

Вернул мне часы - и они немедленно затикали на руке. Затем покопался в картонном ящике и вытащил на свет часовой корпус в потертом кожаном футляре. Вставил в него механизм с "моей" шестеренкой, удовлетворенно крякнул и пометил прямо по коже - все теми же красными чернилами.
- Вы свободны, молодой человек. Ах да...поздравляю вас с чрезвычайно удачной сделкой. Карлос, верни его. - казалось, он сразу же потерял ко мне какой-либо интерес.

Дорога до аэропорта показалась мне неожиданно короткой. Возможно, я незаметно для себя заснул.
А когда открыл глаза - рядом горели знакомые огни первого терминала.

Я взглянул на часы и изумленно воскликнул - они показывали десять. Десять...утра? Но на улице по-прежнему стояла ночь.
Таксист помог мне выгрузить багаж, приподняв двадцатишестиинчевый чемодан, словно пушинку.
Я достал наличные, чтобы заплатить ему, но он отказался от денег.
И тогда я спросил, совершенно не будучи уверен, что он ответит, ведь в часовой мастерской он не проронил ни слова.

- Знаете, если предположить, что все это правда, все эти ваши сумасшедшие фокусы с часами, зачем вам это?
- Есть товар - есть покупатели – гулко произнес таксист. Некоторые, те, кто иначе не мог бы тут жить. У тех, кто не создан этим миром, здесь нет своего времени.

Я взглянул ему в глаза. Только теперь я смог четко увидеть их, при свете ярких вокзальных фонарей. В них совсем не было ни белка, ни радужки. Весь глаз заполнял один огромный черный зрачок.

Я взял свой багаж и прошел в здание терминала. Часы на табло показывали вчерашнюю дату и время, как ни странно, совпадало с моими часами – ровно пять минут одиннадцатого. Билет мой приняли без лишних вопросов и через два часа я уже спал по дороге в Шанхай.
Деловые партнеры, как и было обговорено, ждали меня в аэропорту и договор был успешно подписан.

Но с тех в моей жизни происходит какая-то чертовщина. Каждый раз, когда я оказываюсь не занят, я словно бы теряю сознание. Не помню после, что со мной происходило. Такое бывало и раньше, но теперь это происходит каждый раз. Словно в моменты безделья я исчезаю куда-то, пропадаю, не существую! И ведь что примечательно, никто ничего не замечает. Считают, что я придумываю. Я не раз проверялся у лучших докторов - они не находят никаких отклонений.

Я продал те злосчастные золотые часы и больше никогда их не видел. И обзавелся другими – надежнее их еще не придумали- он мельком показал мне циферблат.
Но все тщетно. Я продолжаю исчезать в небытие.

Знаете, почему я здесь? Я хотел найти их. В восьмой раз я приезжаю сюда, в восьмой раз брожу, как прикаянный, по улочкам Старого Города, но та часовая лавка как в воду канула. Я бы мог предложить им все свое состояние, только бы повернуть это ужасное колдовство вспять. Поверьте, это странно и страшно, когда часть твоей жизни канет в небытие. К этому невозможно привыкнуть - к памяти, состоящей из зияющих черных дыр.

На этот раз я записал адреса всех часовых магазинов в городе и обьехал их один за другим, но все это было не то. Я расспрашивал о часовщике-лиллипуте, но никто о нем ни разу не слышал. Может быть, они переехали. А может, никогда и не существовали.

Так что, спасибо тебе, дорогой собеседник. Ты спас меня от еще одной порции небытия.

Я смотрел на него, искренне сочувствуя. Что тут можно было сказать?
А про себя решил, что даже если эта мрачная история была чистой выдумкой, она помогла мне скоротать время в ожидании рейса.

Во время полета мне понадобилось пройти в хвостовую часть самолета. Обнаружив там длинную очередь, я направился обратно, в сторону летной кабины, припомнив, что там тоже горел значок уборной. Мне удалось пробежать отсек бизнес-класса без того, чтоб меня прогнали стюардессы.

По дороге обратно я внезапно увидел моего собеседника. Он сидел у окна, в своем идеально сидящем пиджаке и великолепной рубашке. Сидел ровно, глядя в одну точку, словно задумавшись. Я постоял с ним рядом с полминутки: мне показалось, что он не дышит. Больше всего он напоминал сейчас восковую куклу - точное подобие самого себя.

Я тронул его за плечо - он немедленно очнулся и повернулся ко мне.
- Спасибо, друг, - тихо произнес он.

На пороге отсека турист-класса я оглянулся. Мой знакомый сидел все в той же позе, вполоборота, словно, повернувшись ко мне, о чем-то задумался.
Я подумал, что так и не узнал его имени.


Tags: Вопросы без ответов, Креатифф, Привет ноосфере
Subscribe

  • Вирусная щетка

    Пластиковая массажная щеточка для моих необъятных ляжек, заказанная месяц назад из Китая, наконец-то начала подавать признаки жизни, ну то есть…

  • Тайна исчезновения кошачьего корма

    Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат. Муца - цыганская хозяйка…

  • Непал. Пашупатинатх и приключения мутона

    Следующим нашим пунктом в Катманду был Пашупатинатх. По Википедии - "индуистский храмовый комплекс". Девочки попросили Сурендру -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 47 comments

  • Вирусная щетка

    Пластиковая массажная щеточка для моих необъятных ляжек, заказанная месяц назад из Китая, наконец-то начала подавать признаки жизни, ну то есть…

  • Тайна исчезновения кошачьего корма

    Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат. Муца - цыганская хозяйка…

  • Непал. Пашупатинатх и приключения мутона

    Следующим нашим пунктом в Катманду был Пашупатинатх. По Википедии - "индуистский храмовый комплекс". Девочки попросили Сурендру -…