Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Слышать море


Свист. Гудок. Еще гудок, низкий, густой, как патока, и затем - долгое дрожание на грани неслышимости. Снова свист. Щелканье, цоканье, треньканье, переливающееся справа налево. Быстрый и легкий шорох - мелькнул и исчез. Начало какой-то полузнакомой мелодии. Впрочем, я не могу сказать уверенно, звучит ли музыка снаружи или существует только в моей голове.

Я слушаю море. Сколько я себя помню, я всегда слушал море. И в детстве, проведенном на берегу, когда мы соревновались, чья раковина звучит лучше, глубже, всамделишней. Мои раковины всегда звучали "правильнее" всех. Я просто знал, как их нужно собирать. Где-то через месяц после того, как моллюск покидает раковину, но не раньше, в ней поселяется малая частица моря - ветер, который любит играть волнами. Если обнаружить раковину именно в это время, ее сразу же нужно закупорить крепко-накрепко, как бутылку с  запиской, эти бутылки, из мутного шершавого стёкла, иногда приносило прибоем. Закупорить раковину можно чем угодно, хоть вязкой кашей, которую потом следует высушить на солнце, но лучше всего смесью песка и глины. Пойманный в ловушку, ветер начинает в ней созревать, как вино в бочке, и месяца через два раковина с ветром готова! Ветер прибоя остается в ней, признав раковину своим домом и живет там потом долго-предолго. Когда я ушел в море, то раздарил почти все свои раковины знакомым и даже совсем почти незнакомым, и нужно было видеть, как менялись их лица, когда они прикладывали раковину к уху и начинали слышать.

А я стал слушать море по-настоящему. Я устроился юнгой, будущим матросом, но  как-то очень скоро меня сделали помощником лоцмана. Я быстро научился слушать и понимать те звуки, которые издает океан, и по звучанию проводить корабль вдали от острых подводных рифов, неожиданных мелей и опасных айсбергов, иногда заплывающих в наши воды. Я мог предсказывать погоду, не глядя на барометр, ведь когда на море шторм, его слышно за много миль, да так, что ни с чем не перепутаешь. Мне хорошо платили, а когда плавание заканчивалось - меня передавали с корабля на корабль, буквально из рук в руки, видимо такие "слухачи", вроде меня, были большой редкостью.
Иногда мне хотелось немного пожить на берегу, но только я ступал на землю, как улицы и дома начинали качаться сами по себе, вместе с дорогой, и уплывали вдаль без прощального гудка. На суше я всегда чувствовал себя немного неловко, будто гость в чужом доме.

Тогда я возвращался в порт и без труда нанимался на очередной корабль. Я побывал в Америке, в Индии, у Берега Слоновой Кости, но нигде не проводил на берегу больше нескольких дней, и всегда ждал с радостью ждал того часа, когда можно снова вернуться на корабль, вниз, в мою подводную лоцманскую каюту, слушать море. Только там я чувствовал себя, как дома. Я внимал морю, я понимал море, так, как никогда не понимал ни одного человека.

Они напали на рассвете, когда большинство команды еще спало. Подошли тихо, без всплеска, невидимые в густом тумане. Все произошло так быстро и неожиданно, что мне до сих
пор кажется каким-то дурным сном. Они зарубили капитана и забрали только корабельное золото  и тот мешочек с негранеными алмазами, который капитан всегда держал у себя под кроватью. И ушли, так же скоро и деловито, но на прощанье дали пару залпов из пушек. Наш корабль мгновенно пошел ко дну, словно только и ждал этого часа.  Я даже не успел разглядеть их флаг, разумеется, черный, но ведь у каждого уважающего себя пиратского судна имеется свой собственный "родовой" герб. Впрочем, теперь это уже не столь важно.
Разумеется, в это время года никакой помощи посреди Индийского океана нечего было и ожидать. Только наш безумный капитан, понадеявшись на мои способности уводить корабль от штормов, рискнул выйти в долгое плавание. От штормов нам уйти удалось, да только ему это не помогло, бедняге, мир его праху.

Я давно потерял счет времени, может быть, с тех пор прошло несколько месяцев, а может быть, даже лет. Помню только, как лоцман отмечал в судовом дневнике, что мы вышли из Бомбея 3 сентября 1745 года.
Но я все так же, как и прежде, продолжаю слушать море. Я уже не способен видеть, но мне кажется, что я, как обычно, сижу на табурете перед двумя раструбами, а в них живет, дышит, шумит и отзывается океан. Я иногда задумываюсь, почему я не умер, когда вместе с кораблем потонула вся наша команда. Наверное, я жив, покуда живо море. Ведь кто-то же должен его услышать.

Среди моряков бытует поверье, что все, чья судьба связана с морем, после смерти попадают в особый морской рай. Там, среди просторных райских лагун плещутся ангелы, и их острые крылья удивительным образом напоминают плавники. По вечерам ангелы собираются вместе и поют очаровательными голосами, как заправские сирены. Но быть может, это вовсе не ангелы, а морские русалки, которым в раю достается по паре крыльев. Ведь русалки тоже когда-то попадают на небеса.
По правде говоря, я никогда не верил рассказам о русалках, хотя моряки, особенно после кружки "огненной воды" хвалились наперебой своими встречами с ними. Но в последнее время я все чаще и чаще слышу сквозь толщу воды женские и мужские голоса и звуки незнакомой мне музыки. Иногда слова мне кажутся знакомыми, но смысл всей речи от меня при этом почему-то ускользает. Может быть, и вправду, именно здесь, на глубине, встречаются эти странные существа, разговаривающие почти по-человечьи.

Не знаю, кажется мне или нет, но в последнее время звуков становится все больше и больше. Море говорит, гудит, гремит и трещит на все голоса, словно затерянная впадина посреди Индийского океана превратилась вдруг в городскую улицу в базарный день. Интересно, что же там такое происходит, так близко, и так недосягаемо далеко...
Я слушаю море. Море живет, дышит, шепчет и кричит, гудит, пищит и воет на все голоса. Я часто думаю, что оно просто так разговаривает со мной, и, пожалуй, я его вполне понимаю. Я отвечаю ему, без слов, а оно отзывается перекатами звуков в ответ. И тогда я становлюсь счастливым, как никогда - я слышу мое море, а море слышит меня.




Tags: Cлушать и слышать, А если?, Бредогенератор, Красота, Креатифф, Привет ноосфере
Subscribe

  • Очень Опасная испуганная змея

    Вчерась поздним ночером мы с Томасом занимались полезной для здоровья ходьбой до соседнего поселка и обратно. Фонарей на этом шоссе еще не придумали,…

  • Тайна исчезновения кошачьего корма

    Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат. Муца - цыганская хозяйка…

  • ДыРы 48

    В этому году я пожелаю себе просто жить. Быть здоровой и наслаждаться каждым моментом жизни. Потому что возраст, зараза такая, стоит за дверью.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments

  • Очень Опасная испуганная змея

    Вчерась поздним ночером мы с Томасом занимались полезной для здоровья ходьбой до соседнего поселка и обратно. Фонарей на этом шоссе еще не придумали,…

  • Тайна исчезновения кошачьего корма

    Как я уже рассказывала, в огороде у нас живут котопоты. Четыре наглых котопота - Муца, Белка, Маска-Каска и Джессин брат. Муца - цыганская хозяйка…

  • ДыРы 48

    В этому году я пожелаю себе просто жить. Быть здоровой и наслаждаться каждым моментом жизни. Потому что возраст, зараза такая, стоит за дверью.…