Жаклинка (jacklinka) wrote,
Жаклинка
jacklinka

Город и его люди

Пытаюсь уложить в голове эту поездку и понять, что же такое пыталось происходить и произошло, что я увидела и что из всего этого удержалось в моей бедной головушке.
А происходило вот что - вся Москва была одним длинным-длинным разговором, с разными людьми и разным антуражем, в разных ролях и по разным поводам - но именно разговором, проходившим через меня, захватывающим меня как участника, подбирающим настроение под каждого, кто повернулся ко мне лицом. Обязательно положительное, чтобы, когда выветрятся из памяти все слова, осталось бы впечатление о чем-то хорошем, пусть и минувшем когда-то давным-давно, может быть, вчера, а может, и сегодня утром, которое тоже было почти настоящим.
Лишь один-единственный раз пришлось посмотреть другим взглядом, взглядом механика, пытающегося починить сломанный механизм бытия, и тогда меня четко назвали трактором. Интересно, что месяц назад совсем другой человек и в другой ситуации тоже назвал меня трактором, и это звучало, как похвала. Что ж, иногда приходится гудеть и дымить, и оставлять неровный гусеничный след, и пахнуть свежезаваренным кофе, который заливают вместо топлива.
Эта поездка, этот сезон, как у Шерлока, из квеста-детектива-стандартного_туристического_набора превратилась в сериал про отношения. Про то, как люди, общаясь, перемешиваются друг с другом, перенимая привычки, манеру разговора, случайные мысли и страхи, про то, как они учатся сосуществовать и смотреть в четыре, шесть и больше пар глаз, и этот взгляд будет отличаться от взгляда каждой пары глаз по отдельности. И про то, что происходит дальше, на каждом новом уровне, если этот новый уровень допустить и принять. Или не происходит, иногда, если этот новый уровень, новое существо оказывается слишком странным и далеким..
А Москва..а что Москва? Город-мегаполис-страна, с населением в два Израиля, в котором я не была 20 лет и который за это время перепрыгнул через несколько очередных ступенек-вех. Одновременно, изо всех сил, до смешного, косящий под Европу и выставляющий напоказ культуру как китч на прилавках киосков. А позади, на задворках этих самых киосков, улицы и дворы с такими богатыми пластами истории, где сначала каждый век отменяет предыдущий, а потом счет идет на сцепки десятков лет, и просто на десятки, и даже на пятилетия. И когда каждое новое строится на полуразрушенном старом, и все это выглядит и выходит, как великолепная, ни на что не похожая эклектика, сюрреалистическая, странная и смешная, смотришь, и диву даешься - то ли художник гениален, то ли просто был пьян.
А в целом город мне понравился. Он явно помолодел и осовременился, и как мне показалось, сбросил столичную спесь. Кругом надписи на жутком транслите - английские и французские названия, записанные рукой старательного ученика - русскими буквами, иногда с ошибками, так, что иностранец-носитель языка и не признает родное слово, прочитанное со стены.
Очень чисто - и на улицах, и в метро, а неопознанные объекты предлагается приносить и дарить машинисту. Представляю машиниста в конце рабочего дня, обложенного коробочками и пакетиками, увешанного забытыми варежками, как в детстве, на резиночках, а под ногами, извиваясь, скользят разноцветные забытые шарфы, и где-нибудь на приборной доске сложены забытые шапки, прислушиваются к стуку колес своими лисьими ушами, а слева от них - стопка телефонов, одновременно пищащих и поющих на разные лады и разговаривающих то мужским, то женским голосом. Так что если вдруг услышите по громкой связи что-нибудь необычное - знайте, это машинист с ларингитом приложил к микрофону одну из говорящих трубок. По теории вероятности, среди помех и списка продуктов может прозвучать и название станции, и даже нужной...
И никто во всем огромном городе, кроме нескольких молчаливых посвященных, не знал, что лежало у меня в кармане пальто. Время от времени я опускала руку, проверяла, на месте ли он и легонько сжимала мягкие стенки. Там поселился маленький вязаный Тардис, ведь в Москве же должен быть свой Тардис, не штампованная пластмассовая игрушка, а живой-настоящий, вязаный, как варежка из мультфильма. Время от времени он выглядывал и просился наружу, когда ему что-нибудь особенно нравилось. Узнавал, наверное, знакомое, виденное лет сто, а может двести, а может и пятьдесят назад, и непонятно что было раньше. Помнит, чертяка, помнит все сам, даже без Доктора.

t3


t2

t1
Tags: Глупости, Москва 2014, Путешествия
Subscribe

  • Немного обалденной природы

    Вчера всей семьей ездили на рыбные озера искать перелетных птиц. Нам повезло как никогда в жизни - мы увидели пару настоящих серых фламинго. Увидели…

  • Жаклинка, корабли и пираты

    Что случается, если петь вдвоем морские шанти четыре дня подряд? Но давайте все по порядку. Знаете, как Жаклинка провела каникулы Йом…

  • Очень Опасная испуганная змея

    Вчерась поздним ночером мы с Томасом занимались полезной для здоровья ходьбой до соседнего поселка и обратно. Фонарей на этом шоссе еще не придумали,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments

  • Немного обалденной природы

    Вчера всей семьей ездили на рыбные озера искать перелетных птиц. Нам повезло как никогда в жизни - мы увидели пару настоящих серых фламинго. Увидели…

  • Жаклинка, корабли и пираты

    Что случается, если петь вдвоем морские шанти четыре дня подряд? Но давайте все по порядку. Знаете, как Жаклинка провела каникулы Йом…

  • Очень Опасная испуганная змея

    Вчерась поздним ночером мы с Томасом занимались полезной для здоровья ходьбой до соседнего поселка и обратно. Фонарей на этом шоссе еще не придумали,…