holmes

Непал-2021. Часть вторая - Катманду.

Часть 2. Катманду.
Сначала долго летели над бесконечной горной пустыней. Наверное, так сверху выглядит Марс - бесконечные пески, горы и ни одной живой души. У меня внезапно заработали наушники-блютус, которые не работали в предыдущем полете (я поняла, что в некоторых самолетах их глушат). Я на радостях вытащила рабочий комп и стала смотреть предварительно закачанное. Надо сразу сказать, что AirDubai - это лоукост и никакой развлекательной программы там не предусмотрено, несмотря на пятичасовой полет.
Я начала с тематического "Семь лет в Тибете", но при сильном самолетном гуле и в слишком тесном окружении непальцев он в меня не входил. Рядом со мной расположился необычно полный смуглый дяденька в розовой кофточке, он занимал полтора кресла и практически вжимал меня в окно.
Тогда я переключилась на давно стоящего в очереди "Пиннокио" Гарроне и эта прекрасная картинка - обожаю этого режиссера, и музыка, и живой темп прорвались сквозь гул самолета и страшную тесноту.
Непальцы заглядывали мне в компьютер и тоже смотрели - немого "Пиннокио" с субтитрами.
Потом непальцы зачетно ели самолетную еду ложкой. Правильно, зачем нужны вилки, когда рисомясо можно есть ложкой!
Где-то посередине "Пиннокио" сквозь наушники вдруг прорвался капитан и что-то начал говорить-говорить. У меня заняло время отключиться от кино, но я поняла, что сейчас приземлиться в Катманду никак невозможно. Из-за облачности. Подождите, я тут покручусь минут двадцать, пока облака поредеют..
Я открыла створку окна - под нами лежал плотный, абсолютно непроглядный сизый ковер. Настолько плотного и огромного облака я в своей жизни еще не видела ни разу. Ковер простирался от горизонта до горизонта без единого просвета.
Здесь полицейские не лежали, здесь они, как минимум, играли в футбол. Или стелили асфальт.
Мы летали туда-сюда никак не меньше часа. Самолет поднялся совсем высоко, почти в стратосферу, и все  равно не было видно никакого просвета.
Так мы и порхали в космосе до темноты. Лишь когда совсем спустилась ночь, внизу показались отдельные островки огоньков.

Наконец, мы сели. Катманду нас встретил нас дезинфекционным туннелем (здравствуй, Алиса Селезнева, "Возвращение со звезд"), золотым дежурным аэропортовским Буддой и дежурным носорогами. Зато совсем никакого "Ролекса". Да и вайфая заодно.
Чемодан долетел удивительно нормально, несмотря на девятичасовой коннекшен, слава дубайцам.
На выходе из аэропорта нас встретил местный организатор, венками на шею из живых бархатцев.
Затем нас погрузили в минибус и повезли в гостиницу. Гостиница называется Arushi Hotel и находится она в центре старинного, теперь туристического района Thamel - отсюда начинались все великие восхождения на Эверест.
Пока нас везли, я поражалась ювелирному искусству вождения нашего таксиста- он ехал по улочкам шириной в пару метров, запруженными людьми и мотоцикламм и с двухсторонним движением. Ехал, огибая машины, едущие в противоположном направлении буквально в нескольких миллиметрах, и ни разу не ошибся. Я в точно такой же ситуации месяц назад снесла зеркало, если что.
Группа сразу пошли вкушать традиционный непальский ужин, а мы с гидом Катей сначала заселились в отель.
Пока я ждала регистрации, произошло две вещи:
нас напоили чаем масала - очень сладким,со  вкусом топленого масла - скорее, десерт, а не чай
И отключили электричество (ничего страшно, у нас есть генератор, сказал ресепшенист).  Я сразу почувствовала себя как дома - у нас в кибуце точно также постоянно отключают свет!
На ужине нас кормили народной непальской пищей. К удивлению, пища была не слишком острой. Мы познакомились с организатором - его зовут Нараян, и он из священной касты брахманов. Бабушка Илана из нашей группы немедленно обозвала его Коэном. Род Нараяна живёт в Непале уже 400 лет, а родители его поженились, когда отцу было 9 лет, а матери 8. И для непальцев это совершенно нормально. Жену ему, кстати, тоже подобрали родители, правда, в 19 лет, а не в 8. В Непале 80% браков заключается таким традиционным образом, и процент разводов очень низок. Из другого теста они сделаны, что ли?
slon

Непал-2021. Часть первая - Дубай

Часть первая - Дубай.
В три часа ночи влетели в Дубай.  Летели жестко, примерно как мой муж водит машину в кибуце по лежачим полицейским. Видимо, они лежали прямо там в воздухе, на облаках. По салону ходили стюардессы в голубых одноразовых халатах, хозяйственных перчатках и блузках в разноцветный горошек, а стюард был высокий клетчатый китаец.
Несмотря на ночь, кормили курицей, правда, холодной. На сладкое оказалась почему-то сырая тхина (тхина гольмит). А когда предложили выбрать между кофе и чаем, я решила, что на ночь, наверное, спокойнее чайчику...мне выдали густой черный чифирь. Арабский ночной чай-вырвиглазик, ага.
Несмотря на чай, я неплохо выспалась. Самолёт был совершенно пустым и я по-барски разлеглась на всех трех местах, вытянув ноги. Ура спальному самолету!

Ночноц Дубай сверху светится пунктирным восточным орнаментом. С четырехлистными клеверами развязок и ровными кругами площадей. Видно прекасловутый искусственный остров посреди космически черного моря и планеты отдельных домов посреди таких же черных полей. Все нарисовано отдельными огоньками и пунктирными линиями - этакая световая азбука морзе. А летное поле усыпано разноцветными огоньками.
Первое, что попадается на глаза в  Дубае - настенные часы Ролекс. Вот эти, здоровые вокзальные еще до проверки паспортов - Ролекс. И идеально чистый женский туалет с крутым стильным дизайном. А в туалете отдельная открытая кабинка для омовения ног.
И кристальная чистота вокруг - я еще не видела настолько чистого аэропорта.
Кого-то встречает бородатый шейх в белой галабие, я фотографирую его исподтишка, он замечает и... с улыбкой предлагает сфотографироваться вместе. Я сбегаю от чересчур гостеприимного шейха к группе.
У нас длинная пересадка - 9 часов. Мы находим отличные бесплатные аэропортовкие шезлонги и отправляемся спать.
Утром отправляюсь бродить по дьюти фри. Пью хороший латте. В киоске продаются чипсы из киноа, чечевицы и хумуса. По отдельности, а не вместе одной бурдой. Надо будет попробовать на обратном пути.
Все духи упакованы из-за короны, нет тестеров. Как можно покупать духи, не занюхав штук двадцать разных тестеров? Весь смысл дьюти-фри в том, чтоб нанюхаться всех этих прекрасных наркотиков так, что голова кругом пойдет.
Наконец, передвигаемся в терминал B, откуда у нас полет в Катманду. Автобус везет нас в терминал целых полчаса, объезжая весь аэропорт, по дороге мы успеваем увидеть в окно половину Дубая - стрелу Бурж-Халифа и золоченую крышу рядом. На входе в терминал очередная группа шейхов в своей униформе - белых галабиях до пят. И я вдруг хорошо пониима, кого они мне так напоминают. Группу психов в смирительных рубашках. Так и кажется, что у них сзади завязки от белых халатиков.

Терминал неожиданно запружен народом.
На полу расположился целый табор - индусы, цыгане? За окном автобус с номером и надписью Kathmandu. Мы едем в Катманду на автобусе?

Самолет набит под завязку смуглыми небольшими мужиками. Чувствую себя как в автобусе в Индии. Надеюсь, не придется лететь на крыше.
slon

Не палкой и не пальцем!

Завтра я вырвусь на свободу. Завтра я улечу туда, куда даже не мечтала, а точнее, старалась не мечтать. На целых две недели. В одиночку (а точнее, с группой).
Макс остается с детьми. Он настоящий герой, я бы так не смогла, потому что наши дети могут свести с ума кого угодно. Меня они сводят ровно за пять минут, и все остальное время имеют дело с сумасшедшей мамой. Я думала, что Макс меня не отпустит, я была готова услышать ответ "нет" и приняла бы его совершенно нормально. Но он меня отпустил.
Следующим пунктом разрешения был начальник. Я была уверена, что он меня не отпустит, потому что вся работа над нашим продуктом встанет, а точнее, ляжет, и будет лежать две недели. За эти две недели сервера попадают, клиенты взвоют и все полетит к зеленым чертям. Но начальник сейчас в Америке, и, вероятно, был пьян тамошним утром и нашим вечером, но он меня отпустил. Только попросил взять с собой лэптоп, ха-ха, как будто там у меня везде будет вай-фай.
Следующим пунктом разрешения были прививки. Как выяснилось, за год локдауна почти все туристические поликлиники позакрывались, их осталось всего три штуки на всю страну. И разумеется, ни в одной не было ни одной свободной очереди.
После обзвона всего, чего только можно, очередь нашлась. Одна. Поздно вечером. В Тверии - это больше 100 км от нас. И я с радостью ухватилась за эту единственную очередь. Я бы и в Эйлат поехала, наверное, за этими дурацкими прививками.
Потом я выдохнула и написала гиду, что еду.

Здравствуйте, я Жаклинка, и я завтра еду в Непал.

Прививок мне вкатили штук десять сразу. Я только спросила, встану ли я назавтра утром. Мне выдали длинный список возможных побочных явлений и отправили домой. Домой было пилить также 100 км ночью, по частично освещенным дорогам. Если бы в переулке прямо рядом с моей машиной не возникло кафе с приличным кофе и печеньями, я бы, наверное, не допилила. Но оно возникло, и, честное слово, его там не было, когда я парковалась.

Я пыталась смотреть видушки с непальским языком и поняла, что в меня он не влезает. Что-то совершенно чужое, не цепляющееся за известные знания. Зато я выучила, как пишутся цифры до 10. Потому что цифры у них тоже свои, и на монетах нет арабских цифр, а только вот эти завиточки.

Муж наказал мне привезти килограмм монет. Ох, боюсь, что mission impossible.

Ощущение, что полтора года я сидела в душном Израиле, как в душной комнате. И от этой духоты и сходящихся стен не видела того хорошего, что лежит передо мной. Не видела того, что перед глазами.
Нужно уехать и вернуться, чтобы увидеть то, что перед глазами.

А еще я увижу Эверест. К сожалению, в этом туре не будет трека, это легкий комфорт-тур, но зато будет много чужого и прекрасного.

Обещаю писать отчеты.
holmes

Не палкой и не пальцем!

Завтра я вырвусь на свободу. Завтра я улечу туда, куда даже не мечтала, а точнее, старалась не мечтать. На целых две недели. В одиночку (а точнее, с группой).
Макс остается с детьми. Он герой, я бы так не смогла, потому что наши дети могут свести с ума кого угодно. Меня они сводят ровно за пять минут и все остальное время имеют дело с сумасшедшей мамой. Я думала, что Макс меня не отпустит, я была готова услышать ответ "нет" и приняла бы его совершенно нормально. Но он меня отпустил.
Следующим пунктом разрешения был начальник. Я была уверена, что он меня не отпустит, потому что вся работа над нашим продуктом встанет, а точнее, ляжет, и будет лежать две недели. За эти две недели сервера попадают, клиенты взвоют и все полетит к зеленым чертят. Но начальник сейчас в Америке, и, вероятно, был пьян тамошним утром и нашим вечером, но он меня отпустил. Только попросил взять с собой лэптоп, ха-ха, как будто там у меня везде будет вай-фай.
Следующим пунктом разрешения были прививки. Как выяснилось, за год карантина и закрытия границ почти все туристические поликлиники позакрывались, их осталось три штуки на всю страну. И разумеется, ни в одной не было ни одной свободной очереди.
После обзвона всего, чего только можно, очередь нашлась. Одна. Поздно вечером. В Тверии - это больше 100 км от нас. И я с радостью ухватилась за эту единственную очередь. Я бы и в Эйлат поехала, наверное, за этими дурацкими прививками.
Потом я выдохнула и написала гиду, что еду.

Здравствуйте, я Жаклинка, и я завтра еду в Непал.

Прививок мне вкатили штук десять сразу. Я только спросила, встану ли я назавтра утром. Мне выдали длинный список возможных побочных явлений и отправили домой. Домой было пилить также 100 км ночью, по частично освещенным дорогам. Если бы в переулке прямо рядом с моей машиной не возникло кафе, я бы, наверное, не допилила. Но оно возникло, и, честное слово, его там не было, когда я парковалась.

Я пыталась смотреть видушки с непальским языком и поняла, что в меня он не влезает. Что-то совершенно чужое, не цепляющееся за известные знания. Зато я выучила, как пишутся цифры до 10. Потому что цифры у них тоже свои, и на монетах нет арабских цифр, а только вот эти завиточки.

Муж наказал мне привезти килограмм монет. Ох, боюсь, что mission impossible.

Ощущение, что полтора года я сидела в душном Израиле, как в душной комнате. И от этой духоты и сходящихся стен не видела того хорошего, что лежит передо мной. Не видела того, что перед глазами.
Нужно уехать и вернуться, чтобы увидеть то, что перед глазами.

А еще я увижу Эверест. К сожалению, в этом туре не будет трека, это легкий комфорт-тур, но зато будет много чужого и прекрасного.

Обещаю писать отчеты.
antique

Дырка

Выхожу из офиса в уборную, смотрю - стоит мужик по плечи в потолке. Нижняя часть мужика на лестничке качается, голова где-то в небесах второго этажа. И общается невидимой головой с кем-то еще более невидимым на чистом русском:
- Так там эта дырка есть, но мы ее заделывать не будем! Да, именно там вот эта дырка! Но мы, именно мы ее заделывать не будем! Именно мы не будем! Но дырка есть! Да, именно такая дырка! Но мы не будем..
Я тихо проползаю мимо него, изо всех сил стараясь не показать виду, что понимаю и ржу, и думаю, что я такой же программист, как он ремонтник.
Через пару минут возвращаюсь обратно, ни мужика, ни лестнички, а в небесах распахнута вот такая дырка.
Ангел-ломастер, блин.
drwho

Ржа и инвертная колбаса

Приснилось новое слово - ржа. Это то, над чем ржут. Наверное, укороченное от ржака. Но ржа мне нравится гораздо больше.

***

Вчера за завтраком.
Элинор (смотрит ютуб): "тут такая реклама колбасы, колбаса выпрыгивает из сэндвича и прячется в упаковке. А потом, получается, ее вынимают, и она уже сэконд-хэнд?"
Мы с Максом переглядываемся: рекламщики явно смотрели один с нами фильм.
"А вот представь инвертированную колбасу", - говорю. - "Она в рот не входит, а обратно выходит.."

****

Всем, кто еще не посмотрел "Tenet", на русском "Довод" Нолана, и хочет загрузить свои мозги по полной, срочно смотреть. Я после него два часа смотрела объясняющие видео, поняла, что при первом просмотре ничего не поняла, и все равно остались вопросы. Там такое закрученное тайми-вайми, Доктор завидует.
snegovik

От нашего снега вашему снегу

Кто сказал, что у нас нет снега?! В Африке Израиле есть все, и не только в морозильнике.

Только у нас снег специальный, за ним нужно 7 часов стоять в пробках (три часа туда и четыре обратно). Такая уж цена. Дорогой такой снег, времяпоглощающий. Представьте такой специальный магазинчик: прицениваешься, спрашиваешь у продавца, сколько вон то стоит? Три часа, пять часов, семь лет, всю жизнь. И кассовый аппарат такой стоит.

Поэтому, добравшись до долгожданного снега, первым делом мы в нем вываливаемся по самое не могу.

Первое правило поездки на Хермон - запастись непромокаемой лыжной одеждой. Или просто непромокаемой, что найдется.
Наверх мы ехали раздетые. Куртки и штаны в мешках. Потому что солнце шпарит - по снегу можно голым ходить и снегом умываться. Кажется, он даже не холодный. Специальный теплый ближневосточный снег, селекционный, генетически модифицированный. Вроде яблок сорта Ана, которые растут у нас в огороде - им не нужны заморозки.

Снега в этом году много, он начинается еще внизу. И заснеженный Хермон нависает в дымке над цветущей долиной, как какой-нибудь небесный Эверест. Практически висит в воздухе, выпрыгнув из какого-нибудь Миядзаки.

По дороге друзы продают питы с лабане, толстые лыжные перчатки и санки. Для Макса не нашлось дома перчаток, но оказалось, что мы оба забыли кошельки с наличкой, есть только кредитки. Это значит, что мы не сможем взять санки напрокат! Все пропало, лучшая часть отдыха испорчена...

На въездном блокпосте надпись: "По указанию министерства здравоохранения санки запрещены!" Я нервно ржу. Санки напрокат отменились сами собой.

Вокруг лежат кипы санок. Вероятно, они возвращаются к друзам. Этакий круговорот санок в природе. Неразменные санки, идеальный бизнес.

Наверху никаких санок. Санки запрещены, пакеты тоже почему-то запрещены - об этом постоянно объявляют в громкоговоритель. Министерство здравоохранения против санок и пакетов. Хотя нет, парочка человек пронесла маленькие плоские саночки контрабандой. Интересно, как они умудрились, ведь у нас просматривали все сумки. Вероятно, к спине привязывали. На войне с министерством здравоохранения как на войне!

На горке выстроен из снега узкий желоб. Пробуем кататься прямо на попе - едет плохо, слишком пологая горка. На спине - чуть лучше, больше катательная поверхнось, почти санки. Томас катится с разбегу спиной вперед - выглядит жутковато, но едет значительно быстрее.

Все последующие полчаса мы разрабатывали способы, как раскатиться максимально быстро по довольно плоской горке без санок. В результате победил способ болида - сидя, спиной вперед, причем спина максимально скруглена, голова наклонена к ногам. То есть, попой вперед. Попа - самое увесистое место организма, отлично помогает набрать скорость! А круглая спина создает обтекаемую форму болида.

Макс вообще ехал лежа головой вперед, одновременно снимая себя на телефон. Саночник-камикадзе, блин. Он тяжелый, ему вообще неважно, как катиться, сила тяжести все равно утянет.

Мы пытались ездить также по двое, держась за ноги. По идее это должно было увеличить общий вес до Максового, но катилось почему-то плохо, получалась разваливающаяся по дороге куча-мала.

Освоив плоскую горку, мы пошли искать приключения дальше. А что, если отойти на другой склон?

Нашли отличный склон, спрятанный от вида запрещающих дежурных. Даже слишком крутой, вертикальный такой склон. На склоне была частично прокопана горка, но совсем отвесная и с ужасными ямами - едешь-летишь-плюх, опять едешь-летишь-плюх.Томас стал утрамбовывать снегом ямы, а я решила прокопать новую горку своей попой. Большая попа - лучшая в мире горокопательная машина.
Горка получилась отличная. Очень крутая, как и надо. Летишь вниз и орешь от страха и  щастья. А потом падаешь в снег, снегу в этом году много, он мягкий и упругий, как поролон в батутном парке.
Я успела несколько раз скатиться, потом на новую аттракцию набежали арабские девочки, а потом пришли дежурные с матюгальником. Ну, как всегда. Томас даже не успел достроить свою супер-горку.

Тогда мы вернулись к Максу и Элинор, которые лепили снежных баб. Снежная баба была маленькая, зато с морковкой с хвостом.
Томас вместо горки посторил гигантскую геометрическую снежную фигуру, с которой народ начал немедленно фотографироваться. В вершину фигуры воткнули морковку - как антенну или елочную верхушку. Теперь фигура сможет принимать передачи инопланетян.

Обратно были дикие пробки - перед комендантским часом. Нас вейз вместе с вереницей других машин повел в гору через лес рядом с арабской деревенькой Буаяна-Нуждидат. Дорожка через лес была узкой, петляющей, крутой, длинной и абсолютно сумасшедшей для маленького Юндая i10 c четырьмя пассажирами. Муж вытянул - он в армии водил гаубицу по горам.

Томас смотрел по сторонам и искал грибы, я боялась, что на очередном склоне мы покатимся назад, а по обочинам на вереницу машин  смотрели круглыми глазами отдыхающие арабские семьи.
Все добрались благополучно.

Хермон, как небесный Эверест


Collapse )
tree_up

Цветочного фотоспама пост

Все выходные я выполняла олимпийскую норму по цветочкам. Очень мне не хватало цветочков в последнем локдауне, и, как только его сняли, мы немедленно рванули на природу.
Максу нужно было позарез  набрать весенних (осенних, зимних) грибов, а меня устраивали несъедобные цветочки. Хотя, насчет несъедобности тоже можно поспорить, например, настурцию, цветы горчицы, цветы гуявы я ем, где только добираюсь :)

Начнем внезапно с осени.
Сходила за второй прививкой и внезапно нарвалась на золотую осень. В середине февраля. Нет, это не клены, это платаны. Настоящих кленов у нас не бывает, это эрзац-клены. Но все равно миленько.


Collapse )
holmes

Горошина

По заднию из text-training "Happily ever after" (нужно дописать продолжение счастливого конца известной истории).

В первое время недоверчивый принц время от времени брал да подкладывал горошину, нет, разумеется, не ту самую, ведь ту самую определили в Кунсткамеру.

И неизменно получал один и тот же результат - принцесса поутру жаловалась на плохой сон и ужасные синяки на всем теле.

На самом деле, причиной синяков были банальные клопы, водившиеся во множестве во дворцовых тюфяках, а внимательная принцесса, загнув определенным образом уголки постели, точно знала, когда ее перестилали королевские слуги.

Впрочем, на восьмой раз принцессе пришло в голову проучить принца и, набрав в дворцовом саду острых камней, она от души нафаршировала ими тюфяки и подушки принца.

А поутру с любопытством поджидала разоспавшего наследника престола. "Как изволили почивать, ваше высочество?" " Будто на лепестках роз!" - учтиво кланялся принц, - "Будто на облаках райского сада!" А затем принцесса, нарушив дворцовый этикет, вошла в неубранную опочивальню принца и приоткрыла уголок тюфяка.

Принц и вправду оказался не настоящим. Будучи внебрачным сыном короля и одной пастушки, он был усыновлен по истечении тринадцати лет. И все юношество стеснялся своего происхождения, грубоватых манер и мужицкого языка. Уроки приятных манер и словесности от придворных учителей в конце концов сделали свое дело, и молодого принца никак нельзя было отличить от того, кто вырос во дворце с самого рождения.
Только вот телесная чувствительность осталась мужицкой - того, кто все детство проспал на голой земле да на колком сене.

Принцесса понимающе кивала головой, выслушивая эту тайную исповедь принца. Своих же тайн она раскрывать не стала - ведь она была настоящая принцесса.

И жили они долго и счастливо. И принцесса, а впоследствии королева, всегда самолично проверяла, достаточно ли мягкие постелены тюфяки для ее дражайшего супруга, ведь его величество так нежен - что поделаешь, настоящий король.