?

Log in

No account? Create an account

Лето-зима-осень

У нас происходит израильская зима, которая и есть нормальное лето.

Зима приходит внезапно. Это чертово солнце жарит-парит, скидывая в топку все последние запасы угля, и только по ночам уходит на покой. И ты ждешь, дыша по ночам и задерживая дыхание днем. И все вокруг, жёлтое, выжженное, променявшее тысячи жизней на бесконечный сон и бесконечное ожидание - тоже отчаянно ждет.
И вдруг - она здесь. За одну ночь вырастает трава. Вот правда, как по мановению волшебной палочки - за один день выжженное поле покрывается зеленой вуалью, а на следующий день уже превращается в полноценную Ирландию, Хоббитанию и иже с ними - волшебную, забугорную, прилетевшую с перелетными птицами зеленую страну. Будто лета, того, что из адского жерла прямиком в прижизненную карму, и не бывало.

Щелк - и мир переключился. Можно выдыхать и восстановить дыхание.

А в последние два дня стихия поменяла полярность. У нас происходит библейский потоп местного значения. Я счастлива - я впитываю этот дождь в дебри подсознанки, чтобы сохранить его еще на целый год или на сколько понадобится. Льет оно знатно. Отрабатывает какие-то там небесные недолитые грехи, от души, круглосуточно, непрерывно и с полным напором душа. Дороги превратились в реки, машины - в моторные лодки, разрезающие водную гладь и поднимающие волны и прозрачные брызги до небес с обоих сторон. Чувствуешь себя за рулем как минимум Моисеем, разделяющим Красное Море надвое. В особо глубоких местах колеса слегка приподнимаются над землей, и сходство с лодкой получается уже фактическое.
Сухие канавы превратились в полноводные реки, и каждое сухое русло, гордо обозначенное рекой на карте, наконец, ощутило свою самость и смысл. Каждая лужа стала озером, низина - топким болотом, жизнь вышла из берегов и залила собою все вокруг, и мне совсем не жалко пафоса на эту жизнь, и не хватает приличных слов, чтобы передать, как это хорошо.

А мы ходили по грибы, и я говорила, что если бы была коровой, то ела бы и ела эту траву, пока бы трава не полезла у меня из ушей. Потому что травка пышная, сочная, такая ярко-изумрудная и свежая, что такой просто не бывает. Разве что в коровьем раю. И сапоги хлюпали по сплетающейся траве, по невидимой под травой земле - сегодня у нас можно выращивать рис и клюкву. В хлюпающем раю росли гигантские грибы, и мы мгновенно набрали полную корзину, а грибы все толкались у нас под ногами, не давая пройти - в три-четыре раза больше своего обычного размера.
И так, зигзагами перемещаясь от гриба к грибу, мы вышли к краснолиственным деревьям. Я уже говорила, что в Израиле есть золотая осень. Она приходит не в октябре, а в январе - пекановая осень, когда все пекановые деревья за одну ночь меняют зеленое платье на желтое, почти того-самого березового жёлтого цвета. Красной же осени я здесь не могла уловить. И вот - свершилось. На красную осень, оказывается, нужно охотиться на плантации хурмы. Ее оставшиеся на ветках листья были окрашены в тот самый, неповторимый красный кленовый цвет, с зелеными и желтыми прожилками.
Разумеется, я набрала этих красных листьев и засушу их в той же толстой книге про муми-троллей, где лежат кленовые листья, подаренные мне вместе с книгой чудесной и куда-то пропавшей _good_evening_. Здесь есть камыши и дятлы; а теперь я знаю, как нужно правильно охотиться на осень.

Фоточки. Стихия! Фоткано вчера вечером.
20181207_210831

Вот здесь есть короткое видео стихии. https://flic.kr/p/RiHLqL

Ханукальная композиция с грибами. Чтоб были понятны размеры - это взрослые сапоги :)
20181208_152357


А это стеклянное печенье, которое мы пекли на детском мастер-классе в кондитерской Роладин. Ханукальные пончики мы там тоже украшали :)
20181128_205115

Пароль

Во всем виноваты Аника dikiy_anik и Зю z_u.
Read more...Collapse )

Вена, день второй

С утра позавтракали свежайшим ржаным хлебушком с местного рынка. Такого хлеба я, пожалуй, не ела с детства - на закваске, только что выпеченного, с хрустящей корочкой и чуть влажным мякишем. Такое впечатление, что ты ешь этот хлеб сразу подкоркой мозгов, минуя язык, желудок и все органы чувств за ненадобностью. Пили кофе из макинты - в квартире не оказалось ни чайника, ни растворимого кофе, но зато оказался заварной и макинта. Австрияки, они такие австрияки. Зачем чайник, когда есть макинта?
Всю ночь ухал и страдал водяной бойлер; он честно рапортовал нам: грею, грею. Вот прямо сейчас грею, вручную кручу колесо, всю ночь из-за вас не спал! Похоже, в этом бойлере завелся один из троллей снежной королевы, переквалифицировавшийся в ворчливого домашнего эльфа. Теплое местечко нашел, во всех смыслах.

А душ здесь расположен прямо на кухне. Душевая кабинка с абсолютно прозрачными дверцами. Совмещенная душекухня - новое слово в квартирном дизайне. Можно совместить завтрак и стриптиз. Или жарить котлеты, одновременно намыливая голову. Можно заодно намылить котлеты, еще чище будут.
А венский туалет, между прочим, открывается совершенно буратинным золотым ключиком. Таким классическим, что трудно удержаться и не утащить его в мою коллекцию ключей. Коллекция ключей висит у меня дома тоже в туалете, так что ему там самое место. Здесь же в ледяном домике висит табличка "Keep calm and sit down" и лежит томик Оруэлла "Скотный двор" на немецком. Абсолютно подходящее по атмосфере чтиво.
На двери соседней квартиры, расположенной напротив ледяного домика, висит надпись по-русски: "Шапка!" И нарисована шапка. Почему шапка - сие есть тайна, покрытая мраком.

Мы катились в трамвае к очередным приключениям, и я думала, что меня вся эта венская барочная вычурность и роскошь меня не только не раздражает - она мне импонирует. Она мне нравится, она греет душу на ледяных пассажах улиц - все эти балконы и портики с завитушкамм, и львы, и почти дворцовое убранство простых домов. Глаз отдыхает и радуется после нашего израильского модернизма - функционального и где-то футуристического, но такого скучного, а главное - подавляющего воображение.

К принцессе Сиси нас привели очки. Мне требовалось забрать очки для отца моей подруги Элеоноры, которая согласилась взять на выходные Элинорку, благодаря чему поездка вообще состоялась.
Так что, все происходящее далее произошло из-за очков. Если бы очков не было, все пошло бы совсем не так.

Для начала мы абсолютно случайно попали в церковь св. Михаила. Она просто стояла на площади в свою честь, и мы из любопытства туда зашли. Великолепная старинная церковь, с элементами готики и барокко, где стоят барельефы в честь императора Франца I, который муж Марии Терезии, родившей ему шестнадцать детей. Из шестнадцати детей на барельефе были изображены двенадцать, симметрично: слева шесть мальчиков в одинаковых костюмчиках принца из Золушки, справа шесть девочек в золушкином платье (дворцовой версии) с обязательными рукавами-фонариками. Остальные дети то ли не выжили, то ли не поместились, то ли нарушили симметрию.

Кроме того, и самым главным для меня оказался маленький барельеф на входе - именно в этой церкви 10 декабря 1792 года отпевали Моцарта, и при отпевании впервые исполняли его Реквием. Вот на том высоком органе, над головой. Потрясающе, совершенно потрясающе.

Я совершенно не собиралась к принцессе Сиси. Но пришлось зайти, раз уж мы оказались рядом. Рядом с церковью Моцарта (ее опреденно следует переименовать - не церковь св. Михаила, а церковь святого Моцарта) находится дворец Хофбург - зимняя резиденция австрийских королей. У них, как у всех приличных королей, было по две квартиры, то бишь по два дворца - летний и зимний. А то одна штука дворца - не комильфо. Зимний находился в Хофбурге, а летний в Шёнбрунне. Это сейчас все находится в Вене, в одном городе, а раньше добраться от дворца до дворца было весьма ощутимой дорогой. Вообще, в любом месте, где появлялись короли, они строили себе какой-нибудь дворец в качестве дачного домика или охотничьей хижины. Чтобы не ударить в просёлочную грязь лицом.
В дворце Сиси, ну и остальных австрийских королей и королих, да не будут они в обиде, мы осмотрели сначала коллекцию королевской посуды. О, это бесконечный ряд комнат с комплектами драгоценного фарфора в шкафах и огромными стопками столового серебра! Я так и представляла дворцовую суету, бегающих поварят и местные кухонные трагедии: ты отбил носик у королевского молочника мейсенского фарфора! Ты поцарапал королевское зеркальное блюдо на шестнадцать персон! Вон со двора!
Мы искренне любовались расписными тарелками с цветами - Макс как ботаник-биолог просто не мог пройти мимо, и называл каждый цветок и каждое растение, попутно отмечая неточности художника - вот здесь неправильно выписаны листики. Я любовалась тончайшим, кружевным фарфором - бог мой, сколько здесь труда и терпения! Но вообще создавалось впечатление, что все деньги Австрии были вбуханы в эти сервизы и эти тарелочки. Вероятно, каждый король начинал свое царствование с того, что полностью обновлял всю столовую посуду. А иначе некомильфо, есть на папиной тарелке.

Далее мы попали во дворец Сиси. Нужно сказать, я ничего о ней не знала. Видела только на рекламных постерах, скопированных с картин, и отмечала, что она необыкновенно красива, и очень похожа на актрису Николь Кидман, ну, или Николь Кидман похожа на нее.
Мы взяли аудиогид, и он провел нас через всю ее жизнь - удивительной живой женщины, которую судьба совсем девочкой, в 16 лет, привела на королевской трон, и для которой регламентированная королевская жизнь оказалась в тягость. В ее жизни разыгралась классическая семейная драма, только на королевском уровне - всем распорядком во дворце занималась свекровь, невзлюбившая невестку; ее жизнь как королевы теперь строго подчинялась правилам, и даже собственных детей он могла видеть лишь в определенные часы. Сиси была талантлива и свободолюбива, и очень тяжело переживала эту несвободу. И как я ее понимаю! Я тоже бы "сбежала из дворца", как принцесса бременских музыкантов, и как впоследствии сделала Сиси.
Потрясающая женщина, практически сестра мне по духу. У нее был трагический, но чем-то логичный конец - она была заколота итальянским анархистом. Странно думать, но если бы этого не произошло, она бы не осталась в истории всеобщей любимицей.
Аудиогид вел нас из королевской комнаты в королевскую комнату. Ведь, как полагалось, короли в течение дня переходили из комнаты в комнату, как вагонетки на колесах. У них была отдельная комната для сна, отдельная для умывания, отдельная для переодевания, отдельная для совещаний; затем шел обеденный зал, послеобеденная комната для десертов и курительная комната. Гостей, больших и маленьких, принимали в большой и малой гостиной.Мне особо понравились королевские белые камины с барочным рельефом - я бы не отказалась от такого у себя дома. А в личной комнате Сиси обнаружился целый спортзал - принцесса много занималась спортом, чтобы поддерживать стройную фигуру! Под высоченным королевским зеркалом висели потемневшие от времени кольца - их не реставрировали, как драгоценные статуи, они - те самые. Точно такие же кольца висят у меня на веранде - я повесила их, потому что с детства ненавидела кольца, потому что у меня никогда на них ничего не получалось - и в сорок четыре года победила этот гештальт, и теперь мы с детьми с удовольствием на них кувыркаемся.
Кроме того, у Сиси стояло подобие шведской стенки (точнее, шведской елки) и деревянная перекладина. Вероятно, удобная для рук, широкая перекладина, в отличие от моей тонкий, от которой немедленно болят ладони.
Сестра, практически сестра. Ну, я это уже говорила.

Далее мы сидели на скамеечке под задами церкови св. Моцарта и пили кофе из термоса. Я взяла с собой бутылочный термос - на морозе он спасает жизни. А потом мы пошли в Альбертину, но об этом немного потом.

Рядовой Штепсель

Вчера, пока ожидали в аэропорту, выполняла задание text_training - привнесение эмоций в техническую инструкцию. Поскольку в неделю Черной Пятницы я купила плиту (абсолютно неразумная трата, но меня окончательно вывела из себя старая плита), то я пошла читать инструкцию на русском по установке плиты. Теоретически инструкция бесполезная, потому что плиту обязан подключать газовый техник. Но тем не менее - самая насущная инструкция. Кроме, пожалуй, навязшей в зубах самолетной инструкции по надеванию кислородной маски и спасжилета. В общем, первым пунктом в подключению плиты значилась проверка надежности вилки и розетки. Это немедленно захотелось очеловечить.

Read more...Collapse )

Вена

Вена по-праздничному холодная, ветреная, заколдованная близкой зимой, Рождеством и ледяными троллями, подданными Снежной Королевы, что дуют ледяными струями на каждом углу, стараясь заморозить и превратить в ледяной столб каждого путника.
Вена сияет гирляндами на каждом дереве, и эти гирлянды скорее даже воссоздают атмосферу заколдованного холодом леса, чем понятного и уютного Рождества.

Пожалуй, она мне нравится. И у меня четкое ощущение, что она стремится мне понравится. Что она так и машет руками и поворачивается бочком: смотри, какая я. Я тебя знаю. Израиль? Слышали, плавали - и в венском аэропорту в кондититерской наряду с местными захертортами гордо выставлены суфганиет - ханукальные пончики. А на углу нашего квартала висит реклама: "Идан Райхель - праздничный концерт". Идан Райхель - один из немногих израильских музыкантов, которых я могу_слушать. И даже почти люблю.
А выходя из аэропортовского поезда САТ (котики там, что ли? спросил Макс), мы услышали самое потрясающее железнодорожное объявнение в моей жизни: "Ко всем пассажирам! Пожалуйста, заберите с собой все свои вещи! Не забывайте их в вагоне. Пожалуйста, заберите всех своих кошек и собак, попугаев, морскую свинку и золотую рыбку! Пожалуйста, заберите своего скунса, своего енота, свою обычную змею и гремучую змею! Live long and prosper! And may the force be with you!"
Последнее меня просто убило и поменяло с минуса на плюс испорченное wizzair-ом настроение. Наши люди в городе!

После аэропорта мы сложно добирались до заказанных на airbnb апартаментов - на местную симку пожмотились, на 2.5 дня поездки, а передвигаться без интернета все же сложновато. К тому же, бесплатного вайфая в метро и на остановках здесь нет - видимо, он не входит в местные барочные традиции.
Путь к апартаментам лежал через рынок Нашмаркет, захваченный турками. Здесь продавались огромные помидоры и огромные хурма и гранаты; сыры, старые, зрелые сыры, мимо которых я вообще пройти не могу, сыр - мой наркотик. Продавалось розовое мясо всех розовых животных и красное мясо красных животных, висели туши дичи - крупного кролика с окраской кошки и утки размером с кролика. Пахло мясом и кофе; висела надпись "фалафель с айраном" и мне очень понравилось такое соседство.

Квартира наша оказалась на третьем этаже старинного дома с винтовой лестницей, в который каким-то образом впихнули лифт. Квартира вполне нормальная, но у нее оказался экстремальный туалет - он находится снаружи квартиры и не отапливается. То есть, на улице ночью плюс два и в туалете примерно столько же. Выходишь из теплой яранги на снег...Но вообще, устроить туалет в холодильнике - это весьма аутентично. Венский туалет, ага, новое значение слова.

Все-таки мы взяли мало теплых вещей - здесь хочется надеть на себя все содержимое чемодана вместе с самим чемоданом. Мы передвигаемся от глинтвейна к глинтвейну - здесь его продают в киосках в обязательных глиняных толстых кружках. Кружки остаются холодными, пока ты держишь и пьешь обжигающий глинтвейн на пронизывающем холоде. Из глинтвейна идет пар, и изо рта идет пар, и каждый сам по себе - свой собственный пародышащий дракон, и это тоже правильно. С драконами не надо бороться, их надо лелеять в себе, и выпускать, когда полагается. Это, кажется, относится к драконоведению.

В первый день мы знакомились с Веной; ходили в замок Бельведер к Климту и немецкому ар-нуво. Было немножко люмимого с детства Ренуара, а вход в Бельведер охраняют крылатые сфинки с хвостами. Именно сфинки, а не сфинксы, у них женская головка сирены и торс с грудями размера D, а ночью они до боли напоминают плачущих ангелов. И своим количеством - их неожиданно много одинаковых, и вздернутыми крыльями, и некоей настороженностью в фигуре. И тем, что охраняют дворец с сокровищами трехсотлетней давности. Того гляди, окажешься изображенным на каком-нибудь массовом приеме австрийских королей. Тьфу-тьфу-тьфу, лучше близко не подходить.
По заданию из text_training. Тема - "Для них собирают яблоки".

Для нас.

Литва была яблочной. То есть, это нам так повезло - попасть туда в сезон яблок. Не просто в сезон - во время дарования яблок. Cтаринный праздник яблокодарения, самого сказочного, какое только может быть. Того самого, из "Морозко" - "помоги мне, освободи меня, ветви от яблок к земле клонятся".

Говорящие яблони были везде. Ничьи, свои собственные, как Кот Матроскин. Полные наливных яблочек - желтых, красных, зелёных, с румяным бочком. Огромных, будто восковых - но абсолютно настоящих. И непременно червивых, в точечку, в подтверждение своей настоящести. Настоящие яблоки с настоящим червячком.

Росли по обочинам дорог. Мы думали, что это - заброшенные сады, но в заброшенных садах ведь должно расти что-то еще, кроме яблонь. Яблони росли как в округах домов, так и на полянах, в лесу, вдали от всяческого жилья. Как грибы, как земляника, дикие, выросшие из естества самой природы, и при этом плотно, как елка шарами, увешанные яркими крупными яблоками.

Я собирала их в подол куртки, в карманы, в рот. Яблоки были твердыми и кисло-сладкими, настолько кислыми, насколько могут быть зрелые дикие яблоки и настолько сладкими, чтобы упиваться сладостью сквозь эту резкую кислоту.

Живые. Не приторные сахарные яблоки из супермаркета, а живые, из травы, дождя и земли.

Я собирала эти яблоки, зная, что не смогу их ни съесть, ни увезти с собой - но не могла не собирать. Старалась выбирать не слишком червивые. Они сами просились в руки - "помоги мне, облегчи меня от бремени".

И за день до отъезда у меня, как червяк сквозь яблоко, проросла идея: из живых яблок нужно сварить живое варенье. Такое, чтоб сохранило эту яблочную живость.
В супермаркете городка Аникщяй, славящегося самым высоким в Литве шпилем костела, я нашла имбирь. И назавтра впервые в жизни, безо всякого рецепта, сварила яблочно-имбирное варенье. На глазок, полную кастрюлю, просто потому, что по-другому было никак невозможно. Невозможно сохранить. А потом мы потом понятия не имели, как это счастье увезти, и закрутили варенье в полиэтиленовые мешки и распихали по пластиковым банкам - авось доедет.

Авось. В аэропорту мы получили все сумки и чемоданы, кроме одного. Разумеется, того самого, с вареньем. Варенье осталось где-то в аэропорту Турции, пропахшем сладким запахом рахат-лукума из дьюти-фри, а теперь, вероятно, еще и терпкими яблоками с терпким имбирем. Мы терпеливо ждали варенье несколько дней или варенье ждало встречи с нами - достойны ли мы друг друга, правильно ли встретились?

Правильно.

Варенье доехало, на удивление, в целости и сохранности - не пролившись и не испортившись. И теперь у меня в холодильнике стоят две банки живого, целебного, пронизывающего носоглотку, грудь и все чувства навылет, яблочно-имбирного эликсира.


20180829_112323_HDR

DSCN1536
Вильнюс - день первый. Иллюстрации к этому посту.

nunzietta, это он первым делом тебе привет передавал! Тарасас(!) Шевченка.
20180818_081222

Солярис Троллино номер 2 (я не придумала, так и написано!)
20180818_125643

Read more...Collapse )

Вильнюс - начало

Иллюстрации к этому посту.

Вильнюс. Уличное кафе напротив нашего дома на Арклию 22. Троица.
20180817_211312_1

Read more...Collapse )
Приезд в Каунас пришлось распланировать немного странно - поскольку все музеи работают там считанные часы вокруг полудня, то сначала мы решили заехать в Музей Чертей, затем заселиться в очередную квартиру, оставить там детей насовсем, и тогда мы с Максом ненадолго съездим в музей Чюрлениса.
Так и сделали.
Каунас после Клайпеды и Вильнюса показался мне более современным и, пожалуй, более неухоженным. Он напомнил скорее города российской глубинки, как я их запомнила, - достаточно советского официоза и панельных зданий, в последний раз крашеных еще, наверное, при Брежневе. Некоторые вообще напоминали съемки времен второй мировой войны со следами бомбежки. А на улицах то и дело попадались огороженные окопы. В окопах увлеченно копались тракторы и окопокопатели в оранжевых жилетах, но от этого они окопами быть не переставали.

Мы быстро нашли Музей Чертей.
Нужно сказать, что у нас дома уже много лет живут черти из этого музея, раньше они жили на книжной полке, а теперь переехали на чердак. Черти действительно устрашающие, их когда-то привез отец Макса именно из этого музея в Каунасе.
Черти там классные. Совершенно разные - есть действительно страшные, а есть смешные. Есть живые, есть чисто декоративные. Но самое замечательное, что это не просто черти - это сюжеты. Это рассказы об Джекиле и Хайде внутри самого человека. Это последовательное изображение всех человеческих грехов, перенесенных в фигурки с рогами и хвостом.
Говорят, это единственный в мире музей чертей. Есть сотни музеев ангелов, а все черти мира собрались в Каунасе. Это даже почище горы Брокен будет, если подумать. Чертовское место :)
Музей основан на коллекции литовского художника Антанаса Жмуйдзинавичюса (ну и имечко - без бутылки не выговорить!). Это ж нужно быть воинствующим атеистом, чтобы собрать у себя дома столько чертей! Вообще художник считал число 13 счастливым для себя, ну и потом начал собирать чертей. Сначал хотел собрать только чертову дюжину чертей, но черти этим не ограничились. Он все приходили и приходили, в то единственное в мире место, где их не боятся и любят. Когда в коллекции оказалось 1000 чертей (тысяча чертей и сундук мертвеца!), художник решил, что черти уже выгоняют его из дому (другой вариант - черти потребовали дворец и быть владычицей морскою!). И тогда он передал коллекцию государству, и что интересно, государство заинтересовалось и приняло, и на ее основе открыли музей. (в 1966 году! В разгаз атеизма! Не иначе как черти нашептали нужным чиновникам). Сейчас в коллекции 3000 чертей, и они все приходят и приходят. Кроме чертей, принимают также некоторых ведьм и леших. Один черт, как говорится.
Вообще отдельная тема посвящена жене черта. Иногда она представляется прекрасной женщиной, также, как черт-соблазнитель представляется красивым мужчиной. Иногда она - старая карга, ведьма вроде нашей баба-яги. Иногда у черта есть целая семья с детишками-чертятами, и это уже совсем весело.
Считалось, что черт создал деньги и научил человека ими пользоваться; что касается алкоголя, то мнения разделились: одни считали, что это изначально адский напиток, другие, что первая рюмка - Богу, вторая - человеку и третья - уже черту. То есть, пьянство начинается только с третьей рюмки. Или бокала вина, кружки пива итд.
Считалось, что черта можно встретить везде, в лесу, в чистом поле, даже на рабочем месте (а я добавлю, что начальники - это всегда переодетые черти). То есть, они реально видели и ловили чертей безо всякой белой горячки.
Ночь - вообще время черта, как и прочей нечисти, а прогоняет черта, разумеется, петух. Вот зачем мне, оказывается, ленинградский петушок.
Иногда черт чертовски умен, а иногда, наоборот, глуп, и его можно обмануть.
Также черта можно "переключить" с коварных планов на полезные по хозяйству дела, например, в известной литовской сказке "Невеста мельника", где черта удачно приспособили крутить мельницу.
Это так, краткий конспект.
Для меня весь музей был, скорее, музеем сюжетов, и я с удовольствием читала все таблички о чертях.
Детям же, к сожалению, черти ничего не говорят - в нашем современном мире и еврейской мифологии в принципе их нет в таких количествах :) Есть главный Сатана, но у него совсем другая работа, и до обывательской еврейской жизни ему никакого дела нет.
Я честно пыталась перевести надписи и рассказать о чертях в христианском мире, но детям это быстро наскучило и они переключились на обычное детское времяпровождение - подколы и стычки. То бишь, начали драться прямо в музее. Если бы там были смотрители, я бы объяснила им, что детей черти попутали. Но смотрителей, к счастью, никаких не было, и витрины, тоже к счастью, они не разбили. А то было уже дело - в греческом городе Иоаннина Томас разбил лоб до крови о витрину с книгой 14 века. Томаса тогда вывели из музея, чтобы не разбил что-нибудь еще.

После чертей дети заявили, что они страшно голодные, и мама полезла в трипадвайзер искать что-нибудь покушать. В Литве уличные кафешки очень дешевые, поэтому мы окончательно избаловались. В качестве ближайшей едальни оказался ...японский ресторан KAMAKURA. Ну, литовскую кухню мы уже пробовали, поэтому почему бы и нет? Вика со мной согласилась, консервативные Макс с детьми сопротивлялись, но кто же их спрашивает? В общем, мы пошли. Ближайший ресторан оказался через несколько улиц через обязательные окопы. Окопы плохо координировались со светофорами и пешеходными переходами, и приходилось идти где и как попало.
Ресторан оказался удивительным. Нас обсуживал настоящий японец (вот такой http://www.kamakura.lt/), еда была аутентичной японской и невероятно дешевой, а порции такими огромными, что мы, включая Макса, просто физически не смогли все это съесть. Вот тут есть меню, если кому интересно: http://www.kamakura.lt/index.php/meniu-japonu-virtuves-patiekalai/menu-in-english. К каждому блюду прилагался небольшой овощной супчик и салат из капусты. Дети капусту не едят, так что мне пришлось съесть все детские салаты, и я перевыполнила план по капусте на неделю вперед. В результате Вика, я и Макс налопались до ушей, а дети крутили носами, им еда неправильно пахла :) В Израиле японская еда в тренде и невероятно дорога, так что мы получили в Литве еще и неожиданное японское удовольствие.

После японцев мы медленно понесли раздувшиеся животики обратно к машине через окопы. И поехали заселяться в нашу очередную квартиру, где нам предстояло провести две ночи.
Квартиру я выбрала в старом, довоенном районе, в деревянном доме. Я люблю за границей снимать квартиры в старых домах, так лучше чувствуешь атмосферу города, пусть даже и сами квартиры будут чуточку неудобными. В Каунасе у нас был довоенный двухэтажный дом среди такого же одно-двух этажного совершенно дачного района в центре города. В садах росли неизменные яблони и груши, и лежали полные поленницы. Насколько я понимаю, до войны часть домов здесь принадлежала евреям, а после войны их заняли литовцы. В Каунасе был концлагерь типа Освенцима, там сейчас находится музей "9 Форт". В музей мы не пошли - Элинор еще маленькая, ей еще рано, да и поездка планировалась как радостная и развлекательная - это подарок на бар-мицву Томасу. Но мне было приятно снять жилье в бывшем еврейском районе. Возможно, и наш дом когда-то принадлежал евреям, я не решилась спросить.
В доме была настоящая печь, правда, неработающая, а еще в каждой комнате и кухне висели люстры-подсвечники. Каждая люстра представляла собой массивный черный канделябр на 5-8 свечей, причем свечи были оплавлены - видимо, здесь часто были перебои с электричеством. В центре каждой люстры висела электрическая лампа, совершенно незаметная на фоне этой свечной готики.

Мы оставили детей в квартире, а сами полетели в музей Чюрлениса. Я знакома с Чюрленисом еще с институтской программы по искусству, а Макс был с ним совсем незнаком: Чюрленис не принадлежит к громким именам. Для меня это гениальный художник, так же, как Ван Гог, родившийся не в свое время, неоцененный современниками, и так же, как Ван Гог, нищий художник, не сумевший продать свои картины. Его оценили только после смерти, а умер он фактически от безденежья и депресии, перешедшей в физическое заболевание.
Не могу сказать, что вживую его картины произвели на меня сильнейшее впечатление, может быть, в этой музей нужно приходить одной и подолгу медитировать возле каждой картины. Но в любом случае, мне было важно к нему придти и вглядываться в его произведения. Может быть, они просто не видны с первого раза.

После Чюрлениса шел дождь.
Мы вернулись в квартиру, где, оказывается, дети нас потеряли, хотя нас не было всего часа полтора. Видимо, мы были в гостях у Чюрлениса где-то совсем далеко. Мы сидели и ждали, пока кончится дождь, и я фотографировала сквозь окно, с высоты второго этажа, мокрые яблони и мокрые поленницы, и мокрую детскую горку, вырастающую из детской средневековой деревянной башенки. Такое игрушечное гномье средневековье, мокрое и яблочное.
Это был первый наш дождь в Литве за целую неделю, и было как-то странно и непривычно просто ждать, пить чай и смотреть в окно.
Наконец, дождь кончился, и мы поехали в старый Каунас, хотя до него можно было дойти пешком. Старый Каунас - это длинная пешеходная улица, где по сторонам в двухэтажных домах открыты магазины и кафе; здесь почти не было окопов и развалин. Стемнело, но фонари еще не зажигали. Фонари в Каунасе особенные - это фонари-клумбы, такой литовский милый биденмейер, продолжающий вышитые занавески и льняные фартуки в окнах. Магазины были уже закрыты, а может, они не открывались вовсе и существуют только в виде витрин в этом городе-призраке. Все-таки Каунас немного город-призрак несмотря на свою величину и конкретность. Мы прошли по пешеходной улице до самого конца. Она уперлась в городскую церковь, на широкой крыше которой шел концерт со светомузыкой. Она уперлась в небольшую площадь, на которой стоял памятник Бургомистру, то ли первому, то ли вообще. Бургомистр до боли напоминал Черчилля.
Возле крыльца городского холла были разбросаны розовые лепестки, и дети собрали их, и устроили розовый ночной дождь.
По стенам ходили тени несообразно с проходящими людьми.
Мы дошли до Каунасского Замка, а затем прошли все это пешеходное пространство в обратном порядке. Дети потребовали блины, но ни в одном из открытых пабов и ресторанчиков почему-то не было блинов. Все-таки Каунас - город-призрак, а призраки, как известно, пьют только горючие напитки (spirits), а блинов не едят, а то поплотнеют и не смогут протискиваться между мирами.
В самые новейшие времена, практически завтра вечером, на одном сталелитейном заводе из остатков стального сырья отлили Кубик. Полежал кубик в поддоне для готовой продукции, а затем мышка бежала, хвостиком лопатовидным махнула...ой, это из другой сказки, ну и скинула Кубик на пол, а с пола в подпол. А под полом сталелитейного завода работал специальный конвейер, на котором рабочие запрещенную водку по цеху передавали и остатки литейного вторсырья домой отправляли, чтобы потом на металлолом сдавать. Вот упал Кубик на вагонетку такого конвейера и понесла она его в подпольные края.

Катится наш Кубик в вагонетке, катится, песенку хотел спеть, да вспомнил, что слуха у него нет, и петь его совсем не научили. Тогда Кубик стал весело скрежетать, гудеть и стучать всеми шестью гранями, а также ста четырьмя акульими зубами, которые прорезались у Кубика от недюжинного голода.

Катится Кубик, катится, а навстречу ему ЗАЭЦ - Забугорный Автоматический Электронный Цеплятор. Наш проголодавшийся Кубик, не говоря ни слова, и даже не скрежетнув ни звука, проглотил оный Цеплятор, не поперхнувшись. И, как ни в чем не бывало, покатился дальше по линии подпольного конвейера.

Катится наш Кубик, катится, скрежещет в такт покачивания вагонетки, смотрит, а на пути стоит МЕДВЕД - Механический Единый Дуроподшипниковый Велосипедный Дырокол. Не спрашивайте, зачем он нужен, я сама не знаю, ну и свежеотштампованный Кубик, понятное дело, тоже не знал. Да его это и не интересовало. Он просто разинул свою пасть со ста четырьмя зубами на сто восемьдесят градусов, как классический пакмэн, только квадратный. Представили, да? Весь МЕДВЕД ровно в эту пасть и вошёл. Вошел, да весь вышел. Точнее, не вышел. Кубик хотел сыто облизнуться, но язык у него ещё не прорезался.

Катится Кубик на вагонетке, катится, от сытости и собственного скрипа задремывать стал. И вдруг - стоп! Вагонетка встала! Что случилось?
Что-то огромное вдруг подняло наш Кубик прямо в воздух, на высоту четыре километра над землей.
Кубик огляделся, пытаясь распознать недюжинную силу. И тут громовым голосом заговорила ЛИСА - Лыжевострый Инопланетный Спутниковый Аккумулятор. Хорошо поставленным рекламным текстом она призывала Кубик войти в состав запчастей Спутникового Аккумулятора, суля отличную смазку, кайфовое напряжение и прочие ништяки. Кубик изловчился, повернулся на одно ребро (какое - неважно), да и укусил ЛИСУ за палец всеми ста четырьмя зубами. "Бракованный!!!!" - завизжала ЛИСА на все спутниковое пространство. А Кубика уже и след простыл.

Как он выжил при падении с четырехкилометровой высоты, и как попал прямехонько на ту же вагонетку подпольного конвейера, о том сказка молчит. Знаем только то, что удачливый Кубик достойно преодолел все препятствия, где был встречен заботливыми человеческими руками и радостно сдан в металлолом. В металлоломе он также успел съесть парочку металлических граждан, имена которых остались нам неизвестными.

Тут и сказочке конец. А то придет серенький Кубик и всех съест. Говорят, он умудрился сбежать и из металлолома. И от трения при перекатывании постепенно превратился в Шар...

Profile

holmes
jacklinka
Жаклинка

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander